8#

Айвенго. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Айвенго". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 590 книг и 1839 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 411 из 536  ←предыдущая следующая→ ...

"No, Mont-Fitchet," answered the stern old man—"it must be sharp and sudden—the Order is on the crisis of its fate.
- Нет, Монт-Фитчет, - отвечал суровый старик.
- Это нужно сделать резко и неожиданно.
Наш орден в очень тяжелом положении, вся его будущность зависит от настоящей минуты.
The sobriety, self-devotion, and piety of our predecessors, made us powerful friends—our presumption, our wealth, our luxury, have raised up against us mighty enemies.—We must cast away these riches, which are a temptation to princes—we must lay down that presumption, which is an offence to them—we must reform that license of manners, which is a scandal to the whole Christian world!
Трезвость, самоотречение, благочестие наших предшественников повсюду создали нам могущественных приверженцев.
Наша надменность, наши богатства и роскошное житье восстановили против нас сильных врагов.
Мы должны выбросить накопленные сокровища, которые соблазняют великих мира сего, мы должны отбросить всякую самонадеянность и надменность, потому что она обидна для них; мы должны искоренить распущенность, которая опозорила нас на весь мир.
Or—mark my words—the Order of the Temple will be utterly demolished—and the Place thereof shall no more be known among the nations."
Иначе, попомни мое слово, орден рыцарей Храма исчезнет с лица земли, и народы не найдут его следов.
"Now may God avert such a calamity!" said the Preceptor.
- Боже, сохрани и помилуй от такого бедствия! - молвил прецептор.
"Amen," said the Grand Master, with solemnity, "but we must deserve his aid.
- Аминь! - торжественно произнес гроссмейстер.
- Но мы должны заслужить помощь божию.
I tell thee, Conrade, that neither the powers in Heaven, nor the powers on earth, will longer endure the wickedness of this generation—My intelligence is sure—the ground on which our fabric is reared is already undermined, and each addition we make to the structure of our greatness will only sink it the sooner in the abyss.
Говорю тебе, Конрад: ни силы небесные, ни земные владыки не могут более терпеть порочность нынешнего поколения.
Почва, на которой мы строим свое здание, колеблется, чем более мы стремимся возвеличиться, тем скорее обрушимся в бездну.
We must retrace our steps, and show ourselves the faithful Champions of the Cross, sacrificing to our calling, not alone our blood and our lives—not alone our lusts and our vices—but our ease, our comforts, and our natural affections, and act as men convinced that many a pleasure which may be lawful to others, is forbidden to the vowed soldier of the Temple."
Нужно вернуться назад, доказать, что мы верные защитники креста и по своему призванию жертвуем не только своими похотями и порочными склонностями, но и всеми удобствами, всеми утехами жизни, даже семейными привязанностями, и действуем как люди, убежденные в том, что многие радости, вполне законные для других, для нас, воинов, посвятивших себя защите святого Храма, незаконны и непростительны.
At this moment a squire, clothed in a threadbare vestment, (for the aspirants after this holy Order wore during their noviciate the cast-off garments of the knights,) entered the garden, and, bowing profoundly before the Grand Master, stood silent, awaiting his permission ere he presumed to tell his errand.
В эту минуту на дорожке сада появился оруженосец в поношенном платье (новички, поступавшие на искус в этот монашеский орден, обязаны были одеваться в обноски старших рыцарей).
Он почтительно поклонился гроссмейстеру и молча остановился перед ним, ожидая позволения говорить.
"Is it not more seemly," said the Grand Master, "to see this Damian, clothed in the garments of Christian humility, thus appear with reverend silence before his Superior, than but two days since, when the fond fool was decked in a painted coat, and jangling as pert and as proud as any popinjay?—Speak, Damian, we permit thee—What is thine errand?"
- Ну вот, - сказал гроссмейстер, - не приличнее ли выглядит Дамиан, облеченный в ризы христианского смирения, в почтительном безмолвии перед своим начальником, чем два дня тому назад, когда я застал его в пестром наряде, прыгающим, словно попугай!
Говори, мы разрешаем тебе, зачем ты пришел?
скачать в HTML/PDF
share