8#

Айвенго. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Айвенго". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 462 из 536  ←предыдущая следующая→ ...

Who would not weep for thee?—The tear, that has been a stranger to these eyelids for twenty years, moistens them as I gaze on thee.
Кто может не плакать над тобой?
Двадцать лет слезы не наполняли мои глаза, а теперь я плачу, глядя на тебя.
But it must be—nothing may now save thy life.
Но этому суждено свершиться, ничто не спасет тебя.
Thou and I are but the blind instruments of some irresistible fatality, that hurries us along, like goodly vessels driving before the storm, which are dashed against each other, and so perish.
Мы с тобой оба - слепые орудия судьбы, неудержимо влекущие нас по предназначенному пути, как два корабля, которые несутся по бурным волнам, а бешеный ветер сталкивает их между собой на общую погибель.
Forgive me, then, and let us part, at least, as friends part.
Прости меня, и расстанемся как друзья.
I have assailed thy resolution in vain, and mine own is fixed as the adamantine decrees of fate."
Тщетно старался я поколебать твою решимость, но и сам остаюсь тверд и непреклонен, как сама несокрушимая судьба.
"Thus," said Rebecca, "do men throw on fate the issue of their own wild passions.
- Люди нередко сваливают на судьбу последствия своих собственных буйных страстей, - сказала Ревекка.
But I do forgive thee, Bois-Guilbert, though the author of my early death.
- Но я прощаю тебя, Буагильбер, тебя, виновника моей безвременной смерти.
There are noble things which cross over thy powerful mind; but it is the garden of the sluggard, and the weeds have rushed up, and conspired to choke the fair and wholesome blossom."
У тебя сильная душа; иногда в ней вспыхивают благородные и великие порывы.
Но она - как запущенный сад, принадлежащий нерадивому хозяину: сорные травы разрослись в ней и заглушили здоровые ростки.
"Yes," said the Templar,
"I am, Rebecca, as thou hast spoken me, untaught, untamed—and proud, that, amidst a shoal of empty fools and crafty bigots, I have retained the preeminent fortitude that places me above them.
- Да, Ревекка, - сказал храмовник, - я именно таков, как ты говоришь: неукротимый, своевольный и гордый тем, что среди толпы пустоголовых глупцов и ловких ханжей я сохранил силу духа, возвышающую меня над ними.
I have been a child of battle from my youth upward, high in my views, steady and inflexible in pursuing them.
Я с юности приучался к воинским подвигам, стремился к высоким целям и преследовал их упорно и непоколебимо.
Such must I remain—proud, inflexible, and unchanging; and of this the world shall have proof.—But thou forgivest me, Rebecca?"
Таким я и останусь: гордым, непреклонным, неизменным.
Мир увидит это, я покажу ему себя; но ты прощаешь меня, Ревекка?
"As freely as ever victim forgave her executioner."
- Так искренне, как только может жертва простить своему палачу.
"Farewell, then," said the Templar, and left the apartment.
- Прощай, - сказал храмовник и вышел из комнаты.
The Preceptor Albert waited impatiently in an adjacent chamber the return of Bois-Guilbert.
Прецептор Альберт Мальвуазен с нетерпением ожидал в соседнем зале возвращения Буагильбера.
"Thou hast tarried long," he said;
- Как ты замешкался! - сказал Альберт.
"I have been as if stretched on red-hot iron with very impatience.
- Я был вне себя от беспокойства.
What if the Grand Master, or his spy Conrade, had come hither?
Что, если бы гроссмейстер или Конрад, его шпион, вздумали зайти сюда?
I had paid dear for my complaisance.—But what ails thee, brother?—Thy step totters, thy brow is as black as night.
Дорого бы я поплатился за свое снисхождение!..
Но что с тобою, брат?
Ты еле держишься на ногах, и лицо твое мрачно, как ночь.
Art thou well, Bois-Guilbert?"
Здоров ли ты, Буагильбер?
"Ay," answered the Templar, "as well as the wretch who is doomed to die within an hour.—Nay, by the rood, not half so well—for there be those in such state, who can lay down life like a cast-off garment.
- Здоров, - отвечал храмовник, - здоров, как несчастный, который знает, что через час его казнят.
Да нет, впрочем, - вдвое хуже, потому что иные из приговоренных к смерти расстаются с жизнью, как с изношенной одеждой.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1