8#

Айвенго. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Айвенго". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 633 книги и 1879 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 529 из 536  ←предыдущая следующая→ ...

No one, however, pitied the fate of the two Malvoisins, who only suffered the death which they had both well deserved, by many acts of falsehood, cruelty, and oppression.
Впрочем, никто не пожалел об участии обоих Мальвуазенов: они понесли вполне заслуженную кару, потому что многократно проявляли двоедушие, жестокость и деспотизм.
Briefly after the judicial combat, Cedric the Saxon was summoned to the court of Richard, which, for the purpose of quieting the counties that had been disturbed by the ambition of his brother, was then held at York.
Вскоре после поединка в Темплстоу Седрик Сакс был приглашен ко двору Ричарда; своим местопребыванием король сделал в это время город Йорк, чтобы лично содействовать успокоению провинций, где сильнее всего сказались происки его брата Джона.
Cedric tushed and pshawed more than once at the message—but he refused not obedience.
Получив приглашение, Седрик сначала ворчал и злился, однако повиновался.
In fact, the return of Richard had quenched every hope that he had entertained of restoring a Saxon dynasty in England; for, whatever head the Saxons might have made in the event of a civil war, it was plain that nothing could be done under the undisputed dominion of Richard, popular as he was by his personal good qualities and military fame, although his administration was wilfully careless, now too indulgent, and now allied to despotism.
В сущности, возвращение Ричарда положило конец всякой надежде на восстановление саксонской династии на английском престоле, ибо, кого бы саксонская партия ни выставила своим кандидатом, в случае междоусобной войны она не имела бы никаких шансов на успех при той чрезвычайной популярности, которою пользовался Ричард, всеми любимый за свои личные добрые качества и боевую славу, несмотря на то, что он правил государством, проявляя своенравное легкомыслие и был то чрезмерно снисходителен, то крайне строг и почти деспотичен.
But, moreover, it could not escape even Cedric's reluctant observation, that his project for an absolute union among the Saxons, by the marriage of Rowena and Athelstane, was now completely at an end, by the mutual dissent of both parties concerned.
Кроме того, даже Седрик с неохотой вынужден был признать, что его проект брака Ровены с Ательстаном для объединения саксов окончательно рухнул, так как заинтересованные стороны решительно воспротивились ему.
This was, indeed, an event which, in his ardour for the Saxon cause, he could not have anticipated, and even when the disinclination of both was broadly and plainly manifested, he could scarce bring himself to believe that two Saxons of royal descent should scruple, on personal grounds, at an alliance so necessary for the public weal of the nation.
Он совершенно не ожидал подобной развязки - даже тогда, когда жених и невеста ясно и откровенно высказались против этого союза; Седрик никак не мог поверить, чтобы две особы королевской крови могли из личных соображений отказываться от брака, столь необходимого для блага нации.
But it was not the less certain: Rowena had always expressed her repugnance to Athelstane, and now Athelstane was no less plain and positive in proclaiming his resolution never to pursue his addresses to the Lady Rowena.
Тем не менее таков был неоспоримый факт: Ровена всегда выражала нерасположение к Ательстану, а теперь и Ательстан не менее решительно заявил, что ни за что не будет более свататься к Ровене.
Even the natural obstinacy of Cedric sunk beneath these obstacles, where he, remaining on the point of junction, had the task of dragging a reluctant pair up to it, one with each hand.
Перед такими препятствиями принуждено было отступить даже и великое упрямство, от природы свойственное Седрику, так как ему приходилось насильно тащить под венец двух людей, которые упорно сопротивлялись.
He made, however, a last vigorous attack on Athelstane, and he found that resuscitated sprout of Saxon royalty engaged, like country squires of our own day, in a furious war with the clergy.
Он, впрочем, попробовал еще раз произвести решительный натиск на Ательстана.
Но, приехав к нему, Седрик застал этого воскресшего отпрыска саксонских королей занятым войной с местным духовенством.
скачать в HTML/PDF
share