4#

Американская трагедия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Американская трагедия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1011 из 1047  ←предыдущая следующая→ ...

To go back on that now, and when his appeal was pending.
Отречься от них сейчас, когда апелляционной жалобе уже дан ход?
Better wait, had he not, until he saw how that appeal had eventuated.
Лучше подождать, посмотреть, к чему приведет апелляция.
But, ah, how shabby, false, fleeting, insincere.
Ох, как он жалок, лицемерен, изменчив, фальшив!
To imagine that any God would bother with a person who sought to dicker in such a way.
Станет господь бог нянчиться с человеком, который вот так торгуется по мелочам.
No, no.
Нет, нет!
That was not right either.
Это тоже неправильно.
What would the Rev. McMillan think of him if he knew what he was thinking?
Что подумал бы о нем преподобный Мак-Миллан, если бы мог прочесть его мысли?
But again there was the troubling question in his own mind as to his real guilt — the amount of it.
Но снова в сознании возникал тревожный вопрос о его подлинной виновности - о степени этой виновности.
True there was no doubt that he had plotted to kill Roberta there at first — a most dreadful thing as he now saw it.
Да, конечно, вначале у него был замысел убить Роберту - сейчас этот замысел казался ему ужасным.
For the complications and the fever in connection with his desire for Sondra having subsided somewhat, it was possible on occasion now for him to reason without the desperate sting and tang of the mental state that had characterized him at the time when he was so immediately in touch with her.
Ведь, когда немного рассеялся хаос противоречий и страстей, созданный его неистовым влечением к Сондре, он обрел способность рассуждать, не испытывая той безумной, болезненной одержимости, которая им владела в пору встречи с нею.
Those terrible, troubled days when in spite of himself — as he now understood it (Belknap’s argument having cleared it up for him) he had burned with that wild fever which was not unakin in its manifestations to a form of insanity.
Те смутные, страшные дни, когда он, помимо своей волн (теперь, после защитительной речи Белнепа, он это хорошо понимал), сгорал от страсти, которая в своих проявлениях напоминала какую-то форму душевной болезни...
The beautiful Sondra!
Прекрасная Сондра!
The glorious Sondra!
Изумительная Сондра!
The witchery and fire of her smile then!
Какая колдовская сила и огонь были тогда в ее улыбке!
Even now that dreadful fever was not entirely out but only smoldering — smothered by all of the dreadful things that had since happened to him.
Даже сейчас пламя не совсем угасло в нем оно еще тлеет, наперекор всем страшным событиям, что произошли за это время.
Also, it must be said on his behalf now, must it not — that never, under any other circumstances, would he have succumbed to any such terrible thought or plot as that — to kill any one — let alone a girl like Roberta — unless he had been so infatuated — lunatic, even.
И нужно, необходимо отдать ему справедливость: никогда, ни при каких обстоятельствах не возникла бы у него такая страшная мысль или намерение убить человека, девушку, да еще такую, как Роберта, если б не эта страсть, овладевшая им, подобно наваждению.
But had not the jury there at Bridgeburg listened to that plea with contempt?
Но не захотели же в Бриджбурге посчитаться с этим доводом.
And would the Court of Appeals think differently?
Захочет ли апелляционный суд?
He feared not.
Наверно, не захочет.
And yet was it not true?
А между тем разве это неправда?
Or was he all wrong?
Разве он в самом деле кругом виноват?
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1