4#

Американская трагедия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Американская трагедия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1015 из 1047  ←предыдущая следующая→ ...

And growing decidedly nervous — so much so that his hand trembled slightly.
И сразу же разволновался - даже рука, державшая конверт, слегка задрожала.
And then reading — over and over and over — during many days thereafter:
Потом прочел строчки, которые много дней после этого перечитывал без конца:
“Clyde — This is so that you will not think that some one once dear to you has utterly forgotten you.
"Клайд!
Эти строки пишутся для того, чтобы вы не думали, будто та, которая была вам дорога когда-то, совсем вас забыла.
She has suffered much, too.
Она тоже много выстрадала.
And though she can never understand how you could have done as you did, still, even now, although she is never to see you again, she is not without sorrow and sympathy and wishes you freedom and happiness.”
И хотя она никогда не доймет, как вы могли сделать то, что сделали, все же и сейчас, хотя вы с ней никогда больше не увидитесь, она жалеет вас и желает вам свободы и счастья".
But no signature — no trace of her own handwriting.
Без подписи - без единого следа ее руки.
She was afraid to sign her name and she was too remote from him in her mood now to let him know where she was.
Она побоялась подписать свое имя и внутренне уже настолько отдалилась от него, что не захотела даже сообщить, где она теперь.
New York!
Нью-Йорк?
But it might have been sent there from anywhere to mail.
Но письмо могло быть написано где угодно и только отправлено из Нью-Йорка.
And she would not let him know — would never let him know — even though he died here later, as well he might.
И он никогда не узнает... никогда не узнает... даже если умрет в этих стенах, что легко может случиться.
His last hope — the last trace of his dream vanished.
Рухнула его последняя надежда, последний проблеск его мечты.
Forever!
Конец!
It was at that moment, as when night at last falls upon the faintest remaining gleam of dusk in the west.
Так бывает, когда ночь гасит последнюю слабую полоску света над горизонтом.
A dim, weakening tinge of pink — and then the dark.
Неясный розоватый отблеск - и затем полный мрак.
He seated himself on his cot.
Он присел на койку.
The wretched stripes of his uniform and his gray felt shoes took his eye.
Полосатая ткань его жалкой одежды и серые войлочные туфли привлекли его взгляд.
A felon.
Уголовный преступник.
These stripes.
Эти полосы.
These shoes.
И туфли.
This cell.
И камера.
This uncertain, threatening prospect so very terrible to contemplate at any time.
И смутная угроза впереди, о которой всегда одинаково страшно думать.
And then this letter.
И теперь - это письмо.
So this was the end of all that wonderful dream!
Вот и кончился его чудесный сон!
And for this he had sought so desperately to disengage himself from Roberta — even to the point of deciding to slay her.
И ради этого он так отчаянно стремился освободиться от Роберты - готов был даже убить ее.
This!
Ради этого!
This!
Этого!
He toyed with the letter, then held it quite still.
Он повертел в руках письмо, потом руки его опустились.
Where was she now?
Где она теперь?
Who in love with, maybe?
В кого влюблена?
She had had time to change perhaps.
За год ее чувства могли измениться.
She had only been captivated by him a little, maybe.
Может быть, у нее это было лишь легкое увлечение.
And then that terrible revelation in connection with him had destroyed forever, no doubt, all sentiment in connection with him.
А страшные вести о нем, вероятно, разбили всякое чувство к нему.
She was free.
Она свободна.
She had beauty — wealth.
Она хороша... богата.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1