4#

Американская трагедия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Американская трагедия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1033 из 1047  ←предыдущая следующая→ ...

“Ye are the salt of the earth; but if the salt have lost his savor, wherewith shall it be salted?”
"Вы соль земли; если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою?"
And forthwith he declared:
И он ответил губернатору:
“As his spiritual advisor I have entered only upon the spiritual, not the legal aspect of his life.”
- В качестве духовного наставника я интересовался только его духовной жизнью, а не юридической ее стороной.
And thereupon Waltham at once deciding, from something in McMillan’s manner that he, like all others, apparently, was satisfied as to Clyde’s guilt.
Но что-то в выражении его лица тут же подсказало Уотхэму, что Мак-Миллан, как и все, убежден в виновности Клайда.
And so, finally finding courage to say to Mrs. Griffiths:
И он наконец нашел в себе мужество сказать миссис Грифитс:
“Unless some definite evidence such as I have not yet seen and which will affect the legality of these two findings can be brought me, I have no alternative, Mrs. Griffiths, but to allow the verdict as written to stand.
- Пока у меня нет совершенно конкретных и прежде неизвестных данных, которые ставили бы под сомнение законность двух предыдущих решений, я не вправе, миссис Грифитс, что-либо изменить в приговоре.
I am very sorry — oh, more than I can tell you.
Я глубоко скорблю об этом, скорблю от всего сердца.
But if the law is to be respected its decisions can never be altered except for reasons that in themselves are full of legal merit.
Но если мы хотим, чтобы люди уважали закон, мы не должны менять основанные на нем решения, не имея на то законных же оснований.
I wish I could decide differently.
Я был бы счастлив, если б мог ответить вам иначе.
I do indeed.
Поверьте, это не слова.
My heart and my prayers go with you.”
Буду молиться за вас и за вашего сына.
He pressed a button.
Он нажал кнопку.
His secretary entered.
Вошел секретарь.
It was plain that the interview was ended.
Было ясно, что прием окончен.
Mrs. Griffiths, violently shaken and deeply depressed by the peculiar silence and evasion of McMillan at the crucial moment of this interview when the Governor had asked such an all important and direct question as to the guilt of her son, was still unable to say a word more.
Миссис Грифитс все еще не могла произнести ни слова, странная уклончивость Мак-Миллана в критическую минуту, когда губернатор прямо задал ему самый важный вопрос - вопрос о виновности Клайда, совершенно сразила ее.
But now what?
Что же теперь?
Which way?
Куда броситься?
To whom to turn?
У кого искать помощи?
God, and God only.
У бога - и только у бога.
She and Clyde must find in their Creator the solace for his failure and death in this world.
Господь вознаградит ее и Клайда за горести, за телесную гибель в этом мире.
And as she was thinking and still weeping, the Reverend McMillan approached and gently led her from the room.
Поглощенная такими мыслями, она продолжала тихо плакать; преподобный Мак-Миллан бережно взял ее под руку и повел из кабинета.
When she was gone the Governor finally turned to his secretary:
Когда она ушла, губернатор повернулся к секретарю:
“Never in my life have I faced a sadder duty.
- Никогда мне не приходилось исполнять более печальной обязанности.
It will always be with me.”
Это не изгладится из моей памяти до конца дней моих.
He turned and gazed out upon a snowy February landscape.
Он отвернулся и стал смотреть в окно, на снежный февральский пейзаж.
And after this but two more weeks of life for Clyde, during which time, and because of his ultimate decision conveyed to him first by McMillan, but in company with his mother, from whose face Clyde could read all, even before McMillan spoke, and from whom he heard all once more as to his need of refuge and peace in God, his Savior, he now walked up and down his cell, unable to rest for any length of time anywhere.
И после этого Клайду осталось жить всего две недели.
Об этом последнем и окончательном решении сообщил ему тот же Мак-Миллан, но в присутствии его матери, по лицу которой Клайд все понял еще прежде, чем Мак-Миллан начал говорить, и она снова повторила ему, что он должен искать прибежища в боге, спасителе нашем.
И вот он ходит взад и вперед по тесной камере, потому что покой и неподвижность для него теперь невыносимы.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1