4#

Американская трагедия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Американская трагедия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1037 из 1047  ←предыдущая следующая→ ...

It was as though there was an unsurmountable wall or impenetrable barrier between them, built by the lack of understanding — for it was just that.
Их словно разделяет глухая стена, неодолимая преграда взаимного непонимания - в этом все дело.
She would never understand his craving for ease and luxury, for beauty, for love — his particular kind of love that went with show, pleasure, wealth, position, his eager and immutable aspirations and desires.
Никогда ей не понять, как он жаждал комфорта и роскоши, красоты, любви - той любви, что неотделима от пышности, удовольствий, богатства, видного положения в обществе, - не понять его страстных, неодолимых желаний и стремлений.
She could not understand these things.
Она не может этого понять.
She would look on all of it as sin — evil, selfishness.
Она сочла бы, что все это очень дурно - грех, себялюбие.
And in connection with all the fatal steps involving Roberta and Sondra, as adultery — unchastity — murder, even.
А в его роковых поступках в отношении Роберты и Сондры увидела бы разврат, прелюбодеяние, даже убийство.
And she would and did expect him to be terribly sorry and wholly repentant, when, even now, and for all he had said to the Reverend McMillan and to her, he could not feel so — not wholly so — although great was his desire now to take refuge in God, but better yet, if it were only possible, in her own understanding and sympathetic heart.
И она упорно ждет от него проявлений глубокого и полного раскаяния, тогда как даже теперь, несмотря на все, что он говорил преподобному Мак-Миллану и ей, его чувства не такие... не совсем такие, как ни горячо он желает найти прибежище в боге, а еще лучше, если бы это было возможно, в любящем и всепонимающем сердце матери.
If it were only possible.
Если бы это было возможно...
Lord, it was all so terrible!
Господи, как все это ужасно!
He was so alone, even in these last few and elusive hours (the swift passing of the days), with his mother and also the Reverend McMillan here with him, but neither understanding.
Он так одинок, даже в эти последние немногие, неуловимо проносящиеся дни и часы (они проходят так быстро...), одинок, ибо хотя мать и преподобный Мак-Миллан с ним, но ни та, ни другой его не понимают.
But, apart from all this and much worse, he was locked up here and they would not let him go.
Но главное (и это хуже всего), он заперт здесь, и его не выпустят.
There was a system — a horrible routine system — as long since he had come to feel it to be so.
Он давно уже понял, что это система - страшная, раз навсегда установленная.
It was iron.
Железная.
It moved automatically like a machine without the aid or the hearts of men.
Она действует автоматически, как машина, без помощи людей или человеческих сердец.
These guards!
Эти тюремщики!
They with their letters, their inquiries, their pleasant and yet really hollow words, their trips to do little favors, or to take the men in and out of the yard or to their baths — they were iron, too — mere machines, automatons, pushing and pushing and yet restraining and restraining one — within these walls, as ready to kill as to favor in case of opposition — but pushing, pushing, pushing — always toward that little door over there, from which there was no escape — no escape — just on and on — until at last they would push him through it never to return! NEVER TO RETURN!
Они тоже железные - со всей своей верностью букве закона, со своими расспросами, неискренними любезностями, готовностью оказать мелкую услугу, вывести арестованных на прогулку или отвести их в баню... это - только машины, автоматы, они толкают тебя куда-то... держат в этих стенах... они одинаково готовы и услужить и убить в случае сопротивления... но главное - они толкают, толкают, непрестанно толкают - туда, к той маленькой двери... туда, откуда нет спасения... нет спасения... вперед и вперед... пока, наконец, не втолкнут в ту дверь... и не будет возврата!
Не будет возврата!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1