4#

Американская трагедия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Американская трагедия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 572 из 1047  ←предыдущая следующая→ ...

To be sure, he would not want anything like that to happen to Roberta.
Разумеется, он не желает, чтобы что-либо подобное случилось с Робертой.
And especially at this time.
И особенно теперь.
He was not that kind of a person, whatever else he was.
Он не такой, как бы ни был плох.
He was not.
Нет.
He was not.
Нет.
He was not.
Он не такой.
The mere thought now caused a damp perspiration to form on his hands and face.
От одной мысли об этом холодный пот выступил на его лице и руках.
He was not that kind of a person.
Он не такой.
Decent, sane people did not think of such things.
Порядочные, здравомыслящие люди не думают о таких вещах.
And so he would not either — from this hour on.
И он тоже не будет... с этой минуты.
In a tremulous state of dissatisfaction with himself — that any such grisly thought should have dared to obtrude itself upon him in this way — he got up and lit the lamp — re-read this disconcerting item in as cold and reprobative way as he could achieve, feeling that in so doing he was putting anything at which it hinted far from him once and for all.
Крайне недовольный собою - тем, что такая страшная мысль могла завладеть им, - Клайд встал, зажег лампу и перечитал заметку в газете со всем спокойствием, на какое был способен, словно этим осуждал и отвергал раз навсегда все, что она ему внушила.
Then, having done so, he dressed and went out of the house for a walk — up Wykeagy Avenue, along Central Avenue, out Oak, and then back on Spruce and to Central again — feeling that he was walking away from the insinuating thought or suggestion that had so troubled him up to now.
Потом оделся и вышел из дому: он прошелся по Уикиги-авеню и по Сентрал-авеню, затем по Дубовой и кружным путем снова вышел на Сентрал-авеню, чувствуя, что он как бы уходит от соблазна, от наваждения, которое так тревожило его до сих пор.
And after a time, feeling better, freer, more natural, more human, as he so much wished to feel — he returned to his room, once more to sleep, with the feeling that he had actually succeeded in eliminating completely a most insidious and horrible visitation.
И через некоторое время почувствовав себя лучше, спокойнее, нормальнее, человечнее, - ему так этого хотелось! - он вернулся домой и лег спать с ощущением, что ему и вправду удалось освободиться от коварного и страшного соблазна.
He must never think of it again!
Никогда больше он не должен думать об этом!
He must never think of it again.
Он не должен больше думать об этом.
He must never, never, never think of it — never.
Никогда, никогда, никогда он не должен думать об этом... никогда.
And then falling into a nervous, feverish doze soon thereafter, he found himself dreaming of a savage black dog that was trying to bite him.
Вскоре он заснул неспокойным, тревожным сном, и ему приснилась свирепая черная собака, которая пыталась его укусить.
Having escaped from the fangs of the creature by waking in terror, he once more fell asleep.
Спасаясь от клыков этого чудовища, он проснулся в ужасе, потом снова заснул.
But now he was in some very strange and gloomy place, a wood or a cave or narrow canyon between deep hills, from which a path, fairly promising at first, seemed to lead.
На этот раз он увидел себя в каком-то странном, мрачном месте, не то в густом лесу, не то в пещере, не то на дне глубокого и узкого ущелья между высокими горами; отсюда шла вверх тропинка, вначале хорошо заметная.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1