4#

Американская трагедия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Американская трагедия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 825 из 1047  ←предыдущая следующая→ ...

And again, this side of that third window from the front, but beyond that dreaded group of the Aldens, that very large and whiskered man who looked something like an old-time Quaker turned bandit — Heit was his name.
А вот, немного ближе третьего окна отсюда, но дальше, чем эта ужасная семья Олденов, - громадный бородатый человек, похожий на квакера былых времен, ставшего бандитом; его зовут Хейт.
He had met him at Three Mile Bay, and again on that day on which he had been taken up to Big Bittern against his will.
Он допрашивал Клайда в Бухте Третьей мили и потом в тот день, когда его против воли возили на озеро Большой Выпи.
Oh, yes, the coroner he was.
Да, это следователь.
And beside him, that innkeeper up there who had made him sign the register that day.
А рядом - хозяин гостиницы, заставивший тогда Клайда записаться в книге приезжающих.
And next to him the boathouse-keeper who had rented him the boat.
И лодочник, у которого Клайд нанял лодку.
And next to him, that tall, lank guide who had driven him and Roberta over from Gun Lodge, a brown and wiry and loutish man who seemed to pierce him now with small, deep-set, animal-like eyes, and who most certainly was going to testify to all the details of that ride from Gun Lodge.
И высокий, тощий проводник, который вез их с Робертой со станции Ружейной на озеро Большой Выпи, - смуглый, жилистый, грубый парень; теперь он уставился на Клайда своими маленькими, глубоко сидящими звериными глазами.
Он наверняка расскажет все подробности их поездки к озеру.
Would his nervousness on that day, and his foolish qualms, be as clearly remembered by him as they were now by himself.
Вспомнит ли он нервозность Клайда в тот день и его нелепые выходки так же ясно, как помнит сейчас сам Клайд?
And if so, how would that affect his plea of a change of heart?
И если вспомнит, как это повлияет на версию о нравственном переломе, который он пережил?
Would he not better talk all that over again with Jephson?
Не поговорить ли об этом еще раз с Джефсоном?
But this man Mason!
Но Мейсон, Мейсон!
How hard he was!
Какой он упрямый!
How energetic!
Какой энергичный!
And how he must have worked to get all of these people here to testify against him!
Сколько труда он должен был положить на то, чтобы собрать сюда всех этих людей - всех, кто может свидетельствовать против Клайда!
And now here he was, exclaiming as he chanced to look at him, and as he had in at least the last dozen cases (yet with no perceptible result in so far as the jury box was concerned),
И вот сейчас, когда Клайд взглянул на него, он заявляет (наверно, уже в десятый раз, но без особых результатов, так как скамья Присяжных все еще пустует):
“Acceptable to the People!”
- Приемлем для народа!
But, invariably, whenever he had done so, Jephson had merely turned slightly, but without looking, and had said:
И неизменно при этих словах Джефсон слегка поворачивается в сторону Белнепа и, не глядя на него, говорит:
“Nothing in him for us, Alvin.
- Не подходит нам, Элвин.
As set as a bone.”
Сух и неподатлив.
And then Belknap, courteous and bland, had challenged for cause and usually succeeded in having his challenge sustained.
Тогда Белнеп мягко и вежливо дает отвод присяжному - и почти всегда успешно.
But then at last, and oh, how agreeably, the clerk of the court announcing in a clear, thin, rasping and aged voice, a recess until two P.
Потом наконец - какое облегчение! - клерк громко, пронзительным старческим голосом объявляет перерыв до двух часов дня.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1