4#

Американская трагедия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Американская трагедия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 671 книга и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 917 из 1047  ←предыдущая следующая→ ...

“Don’t you know that you’re lying!” shouted Mason, leaning still closer, his stout arms aloft, his disfigured face glowering and scowling like some avenging nemesis or fury of gargoyle design — “that you deliberately and with cold-hearted cunning allowed that poor, tortured girl to die there when you might have rescued her as easily as you could have swum fifty of those five hundred feet you did swim in order to save yourself?”
- Вы же знаете, что все это ложь! - крикнул Мейсон, надвигаясь на Клайда; он поднял свои сильные руки, обезображенное лицо его пылало гневом, словно уродливая маска мстительной Немезиды или фурии.
- Знаете, что умышленно, с хладнокровным коварством позволили этой несчастной, измученной девушке умереть, хотя могли бы спасти ее так же легко, как легко могли проплыть пятьдесят из тех пятисот футов, которые вы проплыли ради собственного спасения!
Так или нет?
For by now he was convinced that he knew just how Clyde had actually slain Roberta, something in his manner and mood convincing him, and he was determined to drag it out of him if he could.
Теперь Мейсон был убежден, что точно знает, каким образом Клайд убил Роберту, - что-то в лице и поведении Клайда убедило его в этом, - и он решил непременно вырвать у обвиняемого это признание.
And although Belknap was instantly on his feet with a protest that his client was being unfairly prejudiced in the eyes of the jury and that he was really entitled to — and now demanded — a mistrial — which complaint Justice Oberwaltzer eventually overruled — still Clyde had time to reply, but most meekly and feebly:
Впрочем, Белнеп уже вскочил на ноги, заявляя протест: присяжных недопустимым образом восстанавливают против его подзащитного, а потому он вправе требовать - и требует - отменить весь этот судебный процесс как неправильный и недействительный, - заявление, которое Оберуолцер решительно отклонил.
Все же Клайд успел возразить Мейсону, хотя и крайне слабым и жалким тоном:
“No!
No!
- Нет, нет!
I didn’t.
Я этого не делал!
I wanted to save her if I could.”
Я хотел спасти ее, но не мог!
Yet his whole manner, as each and every juror noted, was that of one who was not really telling the truth, who was really all of the mental and moral coward that Belknap had insisted he was — but worse yet, really guilty of Roberta’s death.
Но все в Клайде (и это заметил каждый присяжный) выдавало человека, который и в самом деле лжет, и в самом деле - умом и сердцем трус, каким его упорно изображал Белнеп, и, что хуже всего, - в самом деле виновен в смерти Роберты.
For after all, asked each juror of himself as he listened, why couldn’t he have saved her if he was strong enough to swim to shore afterwards — or at least have swum to and secured the boat and helped her to take hold of it?
В конце концов, спрашивал себя каждый присяжный, слушая Клайда, почему же он не мог ее спасти, если у него хватило сил потом доплыть до берега?
Или, во всяком случае, почему он не поплыл к лодке и не помог Роберте за нее ухватиться?
“She only weighed a hundred pounds, didn’t she?” went on Mason feverishly.
- Она весила всего сто фунтов, так? - в лихорадочном возбуждении продолжал Мейсон.
“Yes, I think so.”
- Пожалуй, да.
“And you — what did you weigh at the time?”
- А вы?
Сколько вы весили в то время?
“About a hundred and forty,” replied Clyde.
- Сто сорок или около того, - ответил Клайд.
“And a hundred and forty pound man,” sneered Mason, turning to the jury, “is afraid to go near a weak, sick, hundred-pound little girl who is drowning, for fear she will cling to him and drag him under!
- И мужчина, который весит сто сорок фунтов, - язвительно произнес Мейсон, обращаясь к присяжным, - боится приблизиться к слабой, больной, маленькой и легонькой девушке, когда она тонет, из страха, как бы она не уцепилась за него и не затащила под воду!
And a perfectly good boat, strong enough to hold three or four up, within fifteen or twenty feet!
Да еще когда в пятнадцати или двадцати футах от него - прекрасная лодка, достаточно крепкая, чтобы выдержать трех или четырех человек!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1