4#

Американская трагедия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Американская трагедия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 953 из 1047  ←предыдущая следующая→ ...

But finding these unsubstantiated mind visions a little too much, he finally got up and throwing off his clothes climbed into his iron cot.
Под конец ему стало невмочь от этих призрачных теней, он поднялся и, скинув одежду, забрался на свою железную койку.
“Convicted!
Осужден!
Convicted!”
Осужден!
And that meant that he must die!
Так, значит, надо умереть!
God!
Господи!
But how blessed to be able to conceal his face upon a pillow and not let any one see — however accurately they might guess! ❦ Chapter 27
Но какое счастье, что можно зарыться лицом в подушку, чтобы никто не мог увидеть его, как бы ни были справедливы их догадки!
27
T he dreary aftermath of a great contest and a great failure, with the general public from coast to coast — in view of this stern local interpretation of the tragedy — firmly convinced that Clyde was guilty and, as heralded by the newspapers everywhere, that he had been properly convicted.
Безрадостны плоды ожесточенной борьбы и жестокого поражения: столь суровое истолкование трагедии местным судом внушило всему народу от океана до океана непоколебимое убеждение, что Клайд действительно виновен и, как повсеместно возвестили газеты, осужден по заслугам.
The pathos of that poor little murdered country girl!
Бедная девушка, жертва злодейского убийства!
Her sad letters!
Как печальны ее письма!
How she must have suffered!
Сколько она выстрадала!
That weak defense!
И что за жалкая защита!
Even the Griffiths of Denver were so shaken by the evidence as the trial had progressed that they scarcely dared read the papers openly — one to the other — but, for the most part, read of it separately and alone, whispering together afterwards of the damning, awful deluge of circumstantial evidence.
Даже денверские Грифитсы во время процесса были настолько потрясены множеством улик, что не осмеливались открыто читать газеты друг другу, но чаще всего читали их порознь, в одиночку, а после перешептывались о том, как ужасен этот убийственный ливень, этот поток косвенных улик.
Yet, after reading Belknap’s speech and Clyde’s own testimony, this little family group that had struggled along together for so long coming to believe in their own son and brother in spite of all they had previously read against him.
Но потом, прочитав речь Белнепа и свидетельские показания Клайда, маленькая семья, которая так долго жила одним чувством и одной мыслью, воспрянула духом и на время поверила в своего сына и брата, наперекор всему, что до тех пор пришлось прочитать о нем в газетах.
And because of this — during the trial as well as afterwards — writing him cheerful and hopeful letters, based frequently on letters from him in which he insisted over and over again that he was not guilty.
Поэтому на всем протяжении процесса, до самого его конца, они писали Клайду бодрые письма, исполненные надежды (основанной главным образом на письмах самого Клайда, в которых он снова и снова повторял, что не виновен).
Yet once convicted, and out of the depths of his despair wiring his mother as he did — and the papers confirming it — absolute consternation in the Griffiths family.
Но едва он был осужден и из пучины отчаяния телеграфировал матери - и газеты подтвердили приговор, - безмерный ужас охватил всю семью.
For was not this proof?
Ведь это - доказательство, что он виновен?
Or, was it?
Разве не так?
All the papers seemed to think so.
Видимо, таково мнение всех газет.
And they rushed reporters to Mrs. Griffiths, who, together with her little brood, had sought refuge from the unbearable publicity in a remote part of Denver entirely removed from the mission world.
К миссис Грифитс ринулись репортеры; она попыталась вместе со своим маленьким выводком укрыться от невыносимой известности на глухой окраине Денвера, совсем не связанной с тем миром, с которым ей приходилось соприкасаться во время миссионерской деятельности.
A venal moving-van company had revealed her address.
Подкупленный служащий фирмы по перевозке вещей раскрыл ее новый адрес.
And now this American witness to the rule of God upon earth, sitting in a chair in her shabby, nondescript apartment, hard- pressed for the very means to sustain herself — degraded by the milling forces of life and the fell and brutal blows of chance — yet serene in her trust — and declaring:
И вот эта американка, свидетельница того, как правит господь бог делами мирскими, сидит в своем жалком, убогом жилище, почти не имея средств к существованию; гнетущие силы бытия, свирепые и беспощадные удары судьбы обрушились на нее, но она непоколебима в своей вере.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1