8#

Ангелы и Демоны. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ангелы и Демоны". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 633 книги и 1879 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 164 из 437  ←предыдущая следующая→ ...

Langdon’s academic mind hummed in high gear.
- Теперь его мозг ученого работал на полных оборотах.
"In the 1600s," he said, talking faster now,
"English was one language the Vatican had not yet embraced.
- В 1600-х годах, - Лэнгдон стал говорить гораздо быстрее, - английский был единственным языком, который оставался вне интересов Ватикана.
They dealt in Italian, Latin, German, even Spanish and French, but English was totally foreign inside the Vatican.
Клир общался на итальянском, немецком, испанском и даже французском, однако английский оставался Ватикану абсолютно чуждым.
They considered English a polluted, free thinkers language for profane men like Chaucer and Shakespeare."
Церковники считали его испорченным языком вольнодумцев и таких нечестивцев, как Чосер и Шекспир.
Langdon flashed suddenly on the Illuminati brands of Earth, Air, Fire, Water.
Лэнгдон неожиданно вспомнил о четырех клеймах братства
"Иллюминати".
The legend that the brands were in English now made a bizarre kind of sense.
Легенда о том, что клейма представляли собой отлитые из металла английские слова
"Земля",
"Огонь",
"Воздух" и
"Вода", наполнялась новым и совершенно неожиданным смыслом.
"So you’re saying maybe Galileo considered English la lingua pura because it was the one language the Vatican did not control?"
- Значит, вы полагаете, что Галилей мог считать английский язык lingua pura потому, что им не владели в Ватикане?
"Yes.
- Да.
Or maybe by putting the clue in English, Galileo was subtly restricting the readership away from the Vatican."
Или, может быть, Галилей таким образом просто хотел ограничить число читателей.
"But it’s not even a clue," Vittoria argued.
- Но я не вижу здесь никакого ключа, - возразила Виттория.
"The path of light is laid, the sacred test?
- Уже сияет свет, сомненья позабудь...
What the hell does that mean?"
Что, черт побери, это должно означать?
She’s right, Langdon thought.
The line didn’t help in any way.
"Она права, - подумал Лэнгдон, - эта строка нам ничем не помогла".
But as he spoke the phrase again in his mind, a strange fact hit him.
Но, повторив фразу в уме, он вдруг заметил в ней нечто необычное.
Now that’s odd, he thought.
Любопытно, подумал он.
What are the chances of that?
Неужели это правда?
"We need to get out of here," Vittoria said, sounding hoarse.
- Нам надо уходить отсюда, - хриплым голосом произнесла Виттория.
Langdon wasn’t listening.
Но Лэнгдон ее не слышал.
The path of light is laid, the sacred test.
"Уже сияет свет; сомненья позабудь", - снова и снова повторял он про себя.
"It’s a damn line of iambic pentameter," he said suddenly, counting the syllables again.
- Но это же чистый ямб, черт побери! - воскликнул он, еще раз подсчитав ударения.
"Five couplets of alternating stressed and unstressed syllables."
Vittoria looked lost.
"Iambic who?"
For an instant Langdon was back at Phillips Exeter Academy sitting in a Saturday morning English class.
На какой-то миг Лэнгдон словно оказался на уроке английского языка в Академии Филипс Экзетер.
Hell on earth.
The school baseball star, Peter Greer, was having trouble remembering the number of couplets necessary for a line of Shakespearean iambic pentameter.
Этот урок запомнился ему страданиями звезды школьной бейсбольной команды Питера Креера.
Парень потел, пытаясь назвать количество ударных слогов в пентаметре Шекспира.
Their professor, an animated schoolmaster named Bissell, leapt onto the table and bellowed,
Учитель, он же директор школы, по имени Бассел, вскочив от негодования на стол, ревел:
"Penta meter, Greer!
- Пентаметр, Креер!
Пен-та-метр!!!
Think of home plate!
Припомни форму домашней базы на бейсбольном поле!
A penta gon!
Сколько углов у Пентагона?!
Не помнишь?
Так я тебе подскажу.
Five sides!
У Пентагона пять углов!
Penta!
Пента!
Penta!
Пента!!
Penta!
Пента!!!
Jeeeesh!"
Боже мой...
Five couplets, Langdon thought.
Пять двустиший, думал Лэнгдон.
Each couplet, by definition, having two syllables.
Каждое из двустиший, по определению, имеет два слога.
He could not believe in his entire career he had never made the connection.
Iambic pentameter was a symmetrical meter based on the sacred Illuminati numbers of 5 and 2!
Как он за всю свою многолетнюю карьеру ученого не мог догадаться, что пятистопный ямб скрывает в себе священное число иллюминатов?
Пять и два!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1