8#

Ангелы и Демоны. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ангелы и Демоны". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 641 книга и 1879 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 226 из 437  ←предыдущая следующая→ ...

Langdon felt an ominous chill as he and Vittoria moved into the cool, black umbra.
Как только они вступили в эту прохладную темноту, американца начала бить дрожь - явно не от холода.
Ему было просто-напросто страшно.
Snaking through the crowd, Langdon found himself searching every face they passed, wondering if the killer was among them.
Петляя между туристами, Лэнгдон вглядывался в лица людей: ведь среди них мог находиться убийца.
Vittoria’s hand felt warm.
Виттория держала его за руку.
Ладонь девушки казалась ему очень теплой.
As they crossed the open expanse of St. Peter’s Square, Langdon sensed Bernini’s sprawling piazza having the exact effect the artist had been commissioned to create–that of "humbling all those who entered."
Проходя по огромной площади, Лэнгдон подумал о том, что Бернини сумел добиться того эффекта, которого требовал от него Ватикан, поручив ему эту работу.
Великому художнику вполне удалось заставить каждого, кто вступал на площадь, "ощутить свое ничтожество".
Langdon certainly felt humbled at the moment.
Humbled and hungry, he realized, surprised such a mundane thought could enter his head at a moment like this.
Лэнгдон, во всяком случае, чувствовал себя в этот момент существом совсем крошечным.
"To the obelisk?"
Vittoria asked.
- Теперь к обелиску? - спросила Виттория.
Langdon nodded, arching left across the piazza.
Лэнгдон кивнул и двинулся через площадь налево.
"Time?"
- Сколько времени? - спросила девушка.
Vittoria asked, walking briskly, but casually.
Она шагала быстро, но в то же время расслабленно, так, как ходят туристы.
"Five of."
- Без пяти...
Vittoria said nothing, but Langdon felt her grip tighten.
Виттория ничего не сказала, но Лэнгдон почувствовал, как вдруг сжались пальцы, держащие его руку.
He was still carrying the gun.
He hoped Vittoria would not decide she needed it.
Пистолет по-прежнему оттягивал карман, и ученый надеялся, что Виттория не захочет им воспользоваться.
He could not imagine her whipping out a weapon in St. Peter’s Square and blowing away the kneecaps of some killer while the global media looked on.
Он не мог себе представить, как можно достать оружие в центре площади Святого Петра и на глазах всей мировой прессы прострелить коленную чашечку убийцы.
Then again, an incident like that would be nothing compared to the branding and murder of a cardinal out here.
Впрочем, инцидент, подобный этому, явился бы сущей мелочью по сравнению с публичным клеймением и убийством кардинала.
Air, Langdon thought.
Воздух, думал Лэнгдон.
The second element of science.
Второй элемент науки.
He tried to picture the brand.
The method of murder.
Он пытался представить себе способ убийства и то, как может выглядеть клеймо.
Again he scanned the sprawling expanse of granite beneath his feet–St. Peter’s Square–an open desert surrounded by Swiss Guard.
Ученый еще раз осмотрел гранитный простор площади, и она показалась ему пустыней, окруженной со всех сторон швейцарскими гвардейцами.
If the Hassassin really dared attempt this, Langdon could not imagine how he would escape.
Лэнгдон не видел, как может скрыться отсюда ассасин, если действительно решится осуществить задуманное.
In the center of the piazza rose Caligula’s 350 ton Egyptian obelisk.
В центре площади высился привезенный Калигулой из Египта обелиск весом в триста пятьдесят тонн.
It stretched eighty one feet skyward to the pyramidal apex onto which was affixed a hollow iron cross.
Монолит поднимался к небу на восемьдесят один фут, и его имеющую вид пирамиды вершину украшал пустотелый металлический крест.
Sufficiently high to catch the last of the evening sun, the cross shone as if magic… purportedly containing relics of the cross on which Christ was crucified.
На крест еще не упала тень, и он сверкал в лучах заходящего солнца.
Это казалось чудом...
Считалось, что внутри его хранится частица того самого креста, на котором был распят Христос.
Two fountains flanked the obelisk in perfect symmetry.
По обе стороны от обелиска, соблюдая полную симметрию, красовались два фонтана.
Art historians knew the fountains marked the exact geometric focal points of Bernini’s elliptical piazza, but it was an architectural oddity Langdon had never really considered until today.
Бернини придал площади форму эллипса, и историки искусства утверждали, что фонтаны находятся в фокусах этой геометрической фигуры.
Лэнгдон всегда считал подобное расположение всего лишь причудой архитектора и до этого дня о ней не задумывался.
It seemed Rome was suddenly filled with ellipses, pyramids, and startling geometry.
Теперь вдруг оказалось, что весь Рим заполнен эллипсами, пирамидами и иными удивительными геометрическими формами.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1