8#

Ангелы и Демоны. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ангелы и Демоны". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 696 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 376 из 437  ←предыдущая следующая→ ...

"Snack holes, actually," Langdon corrected.
- Скорее закусочные, - улыбнулся Лэнгдон.
"Trust me, you don’t want to know."
- Объяснять я вам ничего не буду.
Поверьте на слово.
The holes, he had just realized, were libation tubes.
The early Christians had believed in the resurrection of the flesh, and they’d used the holes to literally "feed the dead" by pouring milk and honey into crypts beneath the floor.
Он вспомнил, что эти отверстия назывались "трубками возлияния" и ранние христиане, верившие в воскресение тела, использовали их для того, чтобы в буквальном смысле подкармливать мертвецов, регулярно наливая молоко и мед в находящиеся внизу могилы.
The camerlegno felt weak.
***
Камерарий чувствовал, как слабеет с каждым шагом.
He dashed onward, his legs finding strength in his duty to God and man.
Однако он упрямо шел вперед: долг перед Богом и людьми заставлял его ноги двигаться.
Almost there.
He was in incredible pain.
"Мы почти на месте", - думал он, страдая от невыносимой боли.
The mind can bring so much more pain than the body.
Still he felt tired.
Мысли иногда причиняют больше страданий, чем тело, сказал себе клирик, ускоряя шаг.
He knew he had precious little time.
Он знал, что времени у него почти не осталось.
"I will save your church, Father.
I swear it."
- Я спасу Твою церковь, Создатель, - шептал Карло Вентреска.
- Клянусь жизнью!
Despite the BBC lights behind him, for which he was grateful, the camerlegno carried his oil lamp high.
Несмотря на фонарь телевизионщиков - камерарий был им искренне благодарен, - он по-прежнему держал лампаду в высоко поднятой руке.
I am a beacon in the darkness.
"Я - луч света во тьме.
I am the light.
Я - свет".
The lamp sloshed as he ran, and for an instant he feared the flammable oil might spill and burn him.
Лампада на ходу колебалась, и временами у него возникало опасение, что масло из нее выплеснется и обожжет его.
Камерарию этого не хотелось.
He had experienced enough burned flesh for one evening.
За сегодняшний вечер ему и без того пришлось увидеть слишком много опаленной плоти.
Включая свою собственную.
As he approached the top of the hill, he was drenched in sweat, barely able to breathe.
По телу камерария струился пот, священник задыхался, напрягая последние силы.
But when he emerged over the crest, he felt reborn.
Однако, оказавшись на вершине, он почувствовал себя возрожденным.
He staggered onto the flat piece of earth where he had stood many times.
Клирик стоял на ровном участке холма, в том месте, где ему столько раз приходилось бывать.
Here the path ended.
The necropolis came to an abrupt halt at a wall of earth.
Здесь тропа кончалась, упираясь в высокую земляную стену.
A tiny marker read: Mausoleum S.
На стене виднелась крошечная надпись:
"Mausoleum S".
La tomba di San Pietro.
Могила святого Петра.
Before him, at waist level, was an opening in the wall.
В стене, где-то на уровне груди камерария, имелось отверстие.
There was no gilded plaque here.
No fanfare.
Рядом с отверстием не было золоченой таблички или какого-либо иного знака почтения.
Just a simple hole in the wall, beyond which lay a small grotto and a meager, crumbling sarcophagus.
Была всего лишь дыра в стене, ведущая в небольшой грот с нищенским, рассыпающимся от древности саркофагом.
The camerlegno gazed into the hole and smiled in exhaustion.
Камерарий заглянул в грот и устало улыбнулся.
He could hear the others coming up the hill behind him.
Он слышал топот ног шагавших следом за ним людей.
He set down his oil lamp and knelt to pray.
Thank you, God.
It is almost over.
Поставив лампаду на землю, священник преклонил колени и вознес краткую молитву:
"Благодарю Тебя, Боже.
Я почти исполнил свой долг".
Outside in the square, surrounded by astounded cardinals, Cardinal Mortati stared up at the media screen and watched the drama unfold in the crypt below.
***
Потрясенный кардинал Мортати, стоя на площади Святого Петра в окружении священнослужителей, следил за драмой, разворачивающейся перед ним на огромных телевизионных экранах.
He no longer knew what to believe.
Он уже не знал, чему верить.
Had the entire world just witnessed what he had seen?
Неужели весь мир был свидетелем того, что видел он сам?
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1