6#

Белая гвардия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Белая гвардия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 57 из 288  ←предыдущая следующая→ ...

There had been an explosion on Bare Mountain.
На Лысой Горе произошел взрыв.
For five days afterwards they lived in terror, expecting poison gas to pour down from Bare Mountain.
Пять дней жил после того Город, в ужасе ожидая, что потекут с Лысой Горы ядовитые газы.
But the explosions ceased, no gas came, the bloodstained people disappeared and the City regained its peaceful aspect in all of its districts, with the exception of a small part of Pechyorsk where several houses had collapsed.
Но удары прекратились, газы не потекли, окровавленные исчезли, и Город приобрел мирный вид во всех своих частях, за исключением небольшого угла Печерска, где рухнуло несколько домов.
Needless to say the German command set up an intensive investigation, and needless to say the City learned nothing of the cause of the explosions.
Нечего и говорить, что германское командование нарядило строгое следствие, и нечего и говорить, что город ничего не узнал относительно причин взрыва.
Various rumors circulated.
Говорили разное.
'It was done by French spies.'
– Взрыв произвели французские шпионы.
'No, the explosion was produced by Bolshevik spies.'
– Нет, взрыв произвели большевистские шпионы.
In the end people simply forgot about the explosions.
Кончилось все это тем, что о взрыве просто забыли.
The second omen occurred in summer, when the City was swathed in rich, dusty green foliage, thunder cracked and rumbled and the German lieutenants consumed oceans of soda-water.
Второе знамение пришло летом, когда Город был полон мощной пыльной зеленью, гремел и грохотал, и германские лейтенанты выпивали море содовой воды.
The second omen was truly appalling.
Второе знамение было поистине чудовищно!
One day on Nikolaevsky Street, in broad daylight, just beside the cab-stand, no less a person than the commander-in-chief of the German forces in the Ukraine, that proud and inviolable military pro-consul of Kaiser Wilhelm, Field Marshal Eichhorn was shot dead!
Среди бела дня, на Николаевской улице, как раз там, где стояли лихачи, убили не кого иного, как главнокомандующего германской армией на Украине фельдмаршала Эйхгорна, неприкосновенного и гордого генерала, страшного в своем могуществе, заместителя самого императора Вильгельма!
His assassin was, of course, a workman and, of course, a socialist.
Убил его, само собой разумеется, рабочий и, само-собой разумеется, социалист.
Twenty-four hours after the death of the Field Marshal the Germans had hanged not only the assassin but even the cab driver who had driven him to the scene of the incident.
Немцы повесили через двадцать четыре часа после смерти германца не только самого убийцу, но даже извозчика, который подвез его к месту происшествия.
This did nothing, it is true, towards resurrecting the late distinguished Field Marshal, but it did cause a number of intelligent people to have some startling thoughts about the event.
Правда, это не воскресило нисколько знаменитого генерала, но зато породило у умных людей замечательные мысли по поводу происходящего.
That evening, for instance, gasping by an open window and unbuttoning his tussore shirt, Vasilisa had sat over a cup of lemon tea and said to Alexei Turbin in a mysterious whisper:
Так, вечером, задыхаясь у открытого окна, расстегивая пуговицы чесучовой рубашки, Василиса сидел за стаканом чая с лимоном и говорил Алексею Васильевичу Турбину таинственным шепотом:
'When I think about all these things that have been happening I can't help coming to the conclusion that our lives are extremely insecure.
– Сопоставляя все эти события, я не могу не прийти к заключению, что живем мы весьма непрочно.
It seems to me that the ground (Vasilisa waved his stubby little fingers in the air) is shifting under the Germans' feet.
Мне кажется, что под немцами что-то такое (Василиса пошевелил короткими пальцами в воздухе) шатается.
скачать в HTML/PDF
share