3#

Бес из бутылки. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бес из бутылки". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 25 из 34  ←предыдущая следующая→ ...

So far from gaining ground, these two began to find they were avoided in the town; the children ran away from them screaming, a thing intolerable to Kokua; Catholics crossed themselves as they went by; and all persons began with one accord to disengage themselves from their advances.
И вот, нисколько не преуспев в своих замыслах, супруги стали замечать, что в городе их сторонятся.
Дети, завидя их, с визгом бросались врассыпную — а для Кокуа это было прямо как нож острый, — католики при встрече осеняли себя крестным знамением, и мало-помалу все, точно сговорившись, стали их избегать.
Depression fell upon their spirits.
Они пали духом.
They would sit at night in their new house, after a day's weariness, and not exchange one word, or the silence would be broken by Kokua bursting suddenly into sobs.
Проведя унылый день в тоске, они сидели ночью без сна в своем новом доме и не обменивались ни единым словом; лишь рыдания Кокуа порой внезапно нарушали тишину.
Sometimes they would pray together; sometimes they would have the bottle out upon the floor, and sit all evening watching how the shadow hovered in the midst.
Иногда они принимались молиться богу; иногда, достав бутылку, ставили ее на пол и целый вечер сидели так, глядя, как трепещет внутри нее бесформенная тень.
At such times they would be afraid to go to rest.
It was long ere slumber came to them, and if either dozed off, it would be to wake and find the other silently weeping in the dark, or perhaps, to wake alone, the other having fled from the house and the neighbourhood of that bottle, to pace under the bananas in the little garden, or to wander on the beach by moonlight.
В такие минуты страх мешал им лечь в постель, и сон долго не смыкал их глаз, а если случалось, что один из них и задремлет, то, пробудившись, он слышал приглушенный плач, доносившийся из темноты, или же замечал, что остался в одиночестве, ибо каждый из них стремился убежать из дома, подальше от бутылки, предпочитая побродить под бананами в своем маленьком садике или прогуляться по берегу моря при свете луны.
One night it was so when Kokua awoke.
Keawe was gone.
Так вот и случилось однажды ночью: Кокуа пробудилась, а Кэаве не было.
She felt in the bed and his place was cold.
Она пошарила подле себя, но его место успело остыть.
Then fear fell upon her, and she sat up in bed.
Ей стало страшно, и она приподнялась и села на ложе.
A little moonshine filtered through the shutters.
В щели между ставнями пробивался слабый свет луны.
The room was bright, and she could spy the bottle on the floor.
Он освещал комнату, и Кокуа различила бутылку, стоявшую на полу.
Outside it blew high, the great trees of the avenue cried aloud, and the fallen leaves rattled in the verandah.
За окнами бушевала непогода, высокие деревья перед домом уныло скрипели под ветром, и опавшие листья шелестели на полу веранды.
In the midst of this Kokua was aware of another sound; whether of a beast or of a man she could scarce tell, but it was as sad as death, and cut her to the soul.
Но в этом шуме ухо Кокуа уловило и другие звуки — жалобные, словно предсмертные, стоны не то человека, не то животного, и они проникли ей в самое сердце.
Softly she arose, set the door ajar, and looked forth in the moonlit yard.
Она тихонько встала, приотворила дверь и выглянула в залитый луной сад.
There, under the bananas, lay Keawe, his mouth in the dust, and as he lay he moaned.
Там, под банановым деревом, уткнувшись лицом в землю, лежал Кэаве, и из груди его вырывались стенания.
It was Kokua's first thought to run forward and console him; her second potently withheld her.
Хотела было Кокуа броситься к мужу и утешить его, но внезапно новая мысль приковала ее к месту.
Keawe had borne himself before his wife like a brave man; it became her little in the hour of weakness to intrude upon his shame.
Кэаве всегда старался быть мужественным в ее глазах, и, значит, не пристало ей в минуту его слабости стать свидетельницей его стыда.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1