6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 112 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

The Cafe David, at the corner of the Rue de la Monnaie and the Rue Saint–Honore, enjoyed a certain celebrity during the first thirty years of the century, though its fame was limited to the quarter known as that of the Bourdonnais.
Кафе
«Давид», находившееся на углу улицы Монэ и Сент-Оноре, пользовалось в тридцатые годы нашего столетия своего рода известностью, которая, впрочем, ограничивалось пределами квартала, называемого Бурдоне.
Here certain old retired merchants, and large shopkeepers still in trade, were wont to meet — the Camusots, the Lebas, the Pilleraults, the Popinots, and a few house-owners like little old Molineux.
Тут собирались престарелые, ушедшие на покой негоцианты или крупные купцы, еще ворочающие делами: Камюзо, Леба, Пильеро, Попино и кое-кто из домовладельцев, вроде дядюшки Молино.
Now and again old Guillaume might be seen there, coming from the Rue du Colombier.
Тут можно было порою встретить престарелого Гильома, приходившего сюда с улицы Коломбье.
Politics were discussed in a quiet way, but cautiously, for the opinions of the Cafe David were liberal.
Тут толковали о политике, но осторожно, в тесном кругу, потому что клиенты кафе
«Давид» придерживались либерального направления.
The gossip of the neighborhood was repeated, men so urgently feel the need of laughing at each other!
Тут обсуждались местные сплетни – так велика у людей потребность высмеивать своего ближнего!
This cafe, like all cafes for that matter, had its eccentric character in the person of the said Pere Canquoelle, who had been regular in his attendance there since 1811, and who seemed to be so completely in harmony with the good folks who assembled there, that they all talked politics in his presence without reserve.
В этом кафе, как и в прочих кафе, была своя достопримечательность в лице папаши Канкоэля, завсегдатая кафе с 1811 года и столь явного единомышленника собиравшихся тут честных обывателей, что в его присутствии велись самые откровенные беседы на политические темы.
Sometimes this old fellow, whose guilelessness was the subject of much laughter to the customers, would disappear for a month or two; but his absence never surprised anybody, and was always attributed to his infirmities or his great age, for he looked more than sixty in 1811.
Время от времени этот добродушный старик, простоватость которого служила для посетителей кафе предметом постоянных шуток, вдруг исчезал на месяц, на два; но отсутствие старика никого не удивляло, его приписывали возрасту, ибо еще в 1811 году Канкоэлю было лет за шестьдесят.
“What has become of old Canquoelle?” one or another would ask of the manageress at the desk.
– Что случилось с папашей Канкоэлем? – спрашивали, бывало, буфетчицу.
“I quite expect that one fine day we shall read in the advertisement-sheet that he is dead,” she would reply.
– Я думаю, что в один прекрасный день мы узнаем о его смерти из Птит афиш, – отвечала она.
Old Canquoelle bore a perpetual certificate of his native province in his accent.
He spoke of une estatue (a statue), le peuble (the people), and said ture for turc.
Папаша Канкоэль своим произношением неуклонно удостоверял, откуда он родом: говорил эстукан вместо истукан, эсобенный вместо особенный, турк вместо турок.
His name was that of a tiny estate called les Canquoelles, a word meaning cockchafer in some districts, situated in the department of Vaucluse, whence he had come.
Он был из небогатых дворян, владельцев небольшого имения
«Канкоэли», что на языке некоторых провинций означает «майский жук», находившегося в департаменте Воклюз, откуда он и приехал.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1