6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 117 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

It is well known that the Emperor on his return found an absurd pretext, at a full meeting of the Council of State, for discarding his Minister and punishing him for having saved France without the Sovereign’s help.
Известно, какой нелепый повод был выдвинут императором по его возвращении в Государственном совете, чтобы лишить милости министра и наказать его за спасение Франции в его отсутствие.
From that time forth, Napoleon had doubled the hostility of Prince de Talleyrand and the Duke of Otranto, the only two great politicians formed by the Revolution, who might perhaps have been able to save Napoleon in 1813.
С того дня император к неприязни князя Талейрана добавил неприязнь к себе герцога Отрантского – двух видных политических деятелей, порожденных Революцией, которые, возможно, спасли бы Наполеона в 1813 году.
To get rid of Peyrade, he was simply accused of connivance in favoring smuggling and sharing certain profits with the great merchants.
Чтобы отстранить Перада, было выдвинуто пошлое обвинение во взяточничестве: он якобы поощрял контрабанду, участвуя в дележе прибыли с крупными коммерсантами.
Such an indignity was hard on a man who had earned the Marshal’s baton of the Police Department by the great services he had done.
Подобное обвинение тяжело отозвалось на человеке, который за важные услуги был пожалован командным жезлом главного комиссара антверпенской полиции.
This man, who had grown old in active business, knew all the secrets of every Government since 1775, when he had entered the service.
Этот искушенный в своем деле человек владел тайнами всех правительств начиная с 1775 года, первых дней его службы в главном управлении полиции.
The Emperor, who believed himself powerful enough to create men for his own uses, paid no heed to the representations subsequently laid before him in favor of a man who was reckoned as one of the most trustworthy, most capable, and most acute of the unknown genii whose task it is to watch over the safety of a State.
Император, считавший себя достаточно сильным, чтобы не бояться возвышать полезных людей, однако ж не принял во внимание ходатайство, с которым к нему позже обратились по поводу этого человека, заслужившего репутацию самого верного, самого ловкого и самого хитрого из тех неведомых гениев, на которых возложены заботы о безопасности государства.
He thought he could put Contenson in Peyrade’s place; but Contenson was at that time employed by Corentin for his own benefit.
Он думал, что возможно заменить Перада Контансоном, но Контансон в то время бы всецело поглощен выгодными для себя поручениями Корантена.
Peyrade felt the blow all the more keenly because, being greedy and a libertine, he had found himself, with regard to women, in the position of a pastry-cook who loves sweetmeats.
Распутник и чревоугодник, Перад был тем более жестоко уязвлен, что в отношении женщин он попал в положение пирожника-сластены.
His habits of vice had become to him a second nature; he could not live without a good dinner, without gambling, in short, without the life of an unpretentious fine gentleman, in which men of powerful faculties so generally indulge when they have allowed excessive dissipation to become a necessity.
Порочные привычки стали его второй натурой: он уже не мог обойтись без хорошего обеда, без азартной игры, – короче, он не мог не жить этой лишенной показного блеска жизнью вельможи, которую ведут все люди, облеченные властью и превратившие в потребность чудовищные свои излишества.
Hitherto, he had lived in style without ever being expected to entertain; and living well, for no one ever looked for a return from him, or from his friend Corentin.
Он всегда жил расточительно, ел, как хотел, прямо с блюда, и не стремился блистать в обществе, так как ни с ним, ни с его другом Корантеном совсем не считались.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1