6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 13 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

“Come, gentlemen, gentlemen!” said Rastignac, anxious to defend Lucien against so odious an imputation.
– Ах!
Господа, господа!.. – сказал Растиньяк, пытаясь защитить Люсьена от гнусных обвинений.
“Well,” cried Vernou, “is Coralie’s kept man likely to be so very particular?”
– Полноте! – вскричал Верну. – Так ли уж щепетилен бывший содержанец Корали?
“Oh!” replied Bixiou, “those thousand francs prove to me that our friend Lucien lives with La Torpille ——”
– О!
Эта тысяча франков, – сказал Бисиу, – доказывает мне, что наш друг Люсьен живет с Торпиль…
“What an irreparable loss to literature, science, art, and politics!” exclaimed Blondet.
“La Torpille is the only common prostitute in whom I ever found the stuff for a superior courtesan; she has not been spoiled by education — she can neither read nor write, she would have understood us.
– Какая невозместимая утрата постигла цвет литературы, науки, искусства и политики! – сказал Блонде. – Торпиль единственная непотребная девка с прекрасными данными для настоящей куртизанки; она не испорчена образованием, она не умеет ни читать, ни писать; она поняла бы нас.
We might have given to our era one of those magnificent Aspasias without which there can be no golden age.
Мы одарили бы нашу эпоху одной из тех великолепных фигур в духе Аспазии, без коих нет великого века.
See how admirably Madame du Barry was suited to the eighteenth century, Ninon de l’Enclos to the seventeenth, Marion Delorme to the sixteenth, Imperia to the fifteenth, Flora to Republican Rome, which she made her heir, and which paid off the public debt with her fortune!
Посмотрите, как Дюбарри подходит к восемнадцатому веку, Нинон де Ланкло к семнадцатому, Марион Делорм к шестнадцатому, Империа к пятнадцатому, Флора к римской республике, которую она сделала своей наследницей, – этим наследством был оплачен государственный долг республики!
What would Horace be without Lydia, Tibullus without Delia, Catullus without Lesbia, Propertius without Cynthia, Demetrius without Lamia, who is his glory at this day?”
Чем был бы Гораций без Лидии, Тибулл без Делии, Катулл без Лесбии, Проперций без Цинтии, Деметрий без Ламии – которые и поныне создают им славу!
“Blondet talking of Demetrius in the opera house seems to me rather too strong of the Debats,” said Bixiou in his neighbor’s ears.
– Блонде, трактующий в фойе Оперы о Деметрии, – сюжет во вкусе Деба, – сказал Бисиу на ухо своему соседу.
“And where would the empire of the Caesars have been but for these queens?”
Blondet went on;
“Lais and Rhodope are Greece and Egypt.
– Не будь этих владычиц, что сталось бы с империей Цезарей? – продолжал Блонде. – Лаиса и Родопис – это Греция и Египет.
They all indeed are the poetry of the ages in which they lived.
Все они, впрочем, воплощенная поэзия веков, в которые они жили.
This poetry, which Napoleon lacked — for the Widow of his Great Army is a barrack jest, was not wanting to the Revolution; it had Madame Tallien!
Этой поэзией, которой пренебрег Наполеон, – ибо вдова его великой армии не более, как казарменная шутка, – Революция не пренебрегла: у нее была госпожа Тальен!
In these days there is certainly a throne to let in France which is for her who can fill it.
Сейчас во Франции, где нет отбоя от претендентов на престол, трон свободен!
We among us could make a queen.
Мы могли бы создать королеву.
I should have given La Torpille an aunt, for her mother is too decidedly dead on the field of dishonor; du Tillet would have given her a mansion, Lousteau a carriage, Rastignac her footmen, des Lupeaulx a cook, Finot her hats”— Finot could not suppress a shrug at standing the point-blank fire of this epigram —“Vernou would have composed her advertisements, and Bixiou her repartees!
Я наградил бы Торпиль какой-нибудь теткой, ибо ее мать, что слишком достоверно, умерла на поле бесчестья, дю Тийе оплатил бы особняк, Лусто карету, Растиньяк слуг, де Люпо повара, Фино шляпы (Фино не мог скрыть невольного движения, получив в упор эту колкость), Верну создал бы ей рекламу, Бисиу придумывал бы для нее остроты!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1