6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 14 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

The aristocracy would have come to enjoy themselves with our Ninon, where we would have got artists together, under pain of death by newspaper articles.
Аристократия наезжала бы к нашей Нинон повеселиться, мы созывали бы к ней артистов под угрозой смертоносных статей.
Ninon the second would have been magnificently impertinent, overwhelming in luxury.
Нинон Вторая славилась бы великолепной дерзостью, ошеломляющей роскошью.
She would have set up opinions.
У нее были бы свои убеждения.
Some prohibited dramatic masterpiece should have been read in her drawing-room; it should have been written on purpose if necessary.
У нее читали бы запрещенные драматические шедевры, их сочиняли бы нарочно, если бы понадобилось.
She would not have been liberal; a courtesan is essentially monarchical.
Она не была бы либеральна – куртизанки по природе монархистки.
Oh, what a loss!
Ах, какая утрата!
She ought to have embraced her whole century, and she makes love with a little young man!
Она была рождена, чтобы заключить в объятия целый век, а милуется с каким-то юнцом!
Lucien will make a sort of hunting-dog of her.”
Люсьен обратит ее в охотничью собаку!
“None of the female powers of whom you speak ever trudged the streets,” said Finot, “and that pretty little ‘rat’ has rolled in the mire.”
– Ни одна из властительниц, упомянутых тобою, не шаталась по улицам, а эта красивая «крыса» вывалялась в грязи, – заметил Фино.
“Like a lily-seed in the soil,” replied Vernou, “and she has improved in it and flowered.
– Подобно лилии в перегное, – подхватил Верну. – Она в нем выросла, она в нем расцвела.
Hence her superiority.
Отсюда ее превосходство.
Must we not have known everything to be able to create the laughter and joy which are part of everything?”
Не надо ли все испытать, чтобы обрести способность смеяться и радоваться по поводу всего?
“He is right,” said Lousteau, who had hitherto listened without speaking;
“La Torpille can laugh and make others laugh.
– Он прав, – сказал Лусто, до той поры хранивший молчание. – Торпиль умеет смеяться и смешить.
That gift of all great writers and great actors is proper to those who have investigated every social deep.
Это искусство, присущее великим писателям и великим актерам, дается лишь тем, кто изведал все социальные глубины.
At eighteen that girl had already known the greatest wealth, the most squalid misery — men of every degree.
В восемнадцать лет эта девушка познала вершины богатства, бездны нищеты, людей всех сословий.
She bears about her a sort of magic wand by which she lets loose the brutal appetites so vehemently suppressed in men who still have a heart while occupied with politics or science, literature or art.
Она как будто владеет волшебной палочкой, с ее помощью она разнуздывает животные инстинкты, столь подавленные у мужчины, который все еще не остыл сердцем, хотя занимается политикой, наукой, литературой или искусством.
There is not in Paris another woman who can say to the beast as she does:
В Париже нет женщины, которая осмелилась бы, подобно ей сказать Животному:
‘Come out!’
«Изыди!»
And the beast leaves his lair and wallows in excesses.
И Животное покидает свое логово и предается излишествам.
She feeds you up to the chin, she helps you to drink and smoke.
Торпиль насыщает вас по горло, она побуждает вас пить, курить.
In short, this woman is the salt of which Rabelais writes, which, thrown on matter, animates it and elevates it to the marvelous realms of art; her robe displays unimagined splendor, her fingers drop gems as her lips shed smiles; she gives the spirit of the occasion to every little thing; her chatter twinkles with bright sayings, she has the secret of the quaintest onomatopoeia, full of color, and giving color; she ——”
Словом, эта женщина – соль, воспетая Рабле; брошенная в вещество, она оживляет его, возносит до волшебных областей Искусства.
Одежда ее являет небывалое великолепие, ее пальцы, когда это нужно, роняют драгоценные каменья, как уста – улыбки; она умеет каждое явление видеть в свете создавшихся обстоятельств; ее речь искрится острыми словцами, она владеет искусством звукоподражания и создает слова самые красочные и ярко окрашивающие все; она…
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1