6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 161 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

Such was Esther as she listened to Carlos.
Так было с Эстер, когда она слушала слова Карлоса.
Front Table of Contents ← Prev Next →
https://ebooks.adelaide.edu.au/b/balzac/scenes_from_a_courtesan_s_life/chapter1.html
Last updated Sunday, March 27, 2016 at 11:51
Scenes from a Courtesan's Life, by Honoré de Balzac
ЧАСТЬ II
What Love Costs an Old Man
Во что любовь обходится старикам
For a whole week Nucingen went almost every day to the shop in the Rue Nueve–Saint-Marc to bargain for the woman he was in love with.
Нусинген в продолжение недели приходил почти каждый день в лавку на улице Нев-Сен-Марк, где он вел торг о выкупе той, которую любил.
Here, sometimes under the name of Saint–Esteve, sometimes under that of her tool, Madame Nourrisson, Asie sat enthroned among beautiful clothes in that hideous condition when they have ceased to be dresses and are not yet rags.
Там, среди вороха ослепительных нарядов, пришедших в состояние, когда платье уже не платье, но еще не рубище, царила Азия, но под именем де Сент-Эстев, то под именем г-жи Нуррисон, своей наперсницы.
The setting was in harmony with the appearance assumed by the woman, for these shops are among the most hideous characteristics of Paris.
Обрамление находилось в полном согласии с обличьем, которое придавала себе эта женщина, ибо подобные лавки являются одной из самых мрачных достопримечательностей Парижа.
You find there the garments tossed aside by the skinny hand of Death; you hear, as it were, the gasping of consumption under a shawl, or you detect the agonies of beggery under a gown spangled with gold.
Там видишь отрепья, брошенные костлявой рукой Смерти, там из-под шали слышится чахоточный хрип и под золотым шитьем наряда угадываешь агонию нищеты.
The horrible struggle between luxury and starvation is written on filmy laces; you may picture the countenance of a queen under a plumed turban placed in an attitude that recalls and almost reproduces the absent features.
Жестокий поединок Роскоши и Голода запечатлен в воздушных кружевах.
Там из-под тюрбана с перьями возникает образ королевы, настолько живо убор рисует и почти воссоздает отсутствующее лицо.
It is all hideous amid prettiness!
Уродство в красоте!
Juvenal’s lash, in the hands of the appraiser, scatters the shabby muffs, the ragged furs of courtesans at bay.
Бич Ювенала, занесенный равнодушной рукой оценщика, расшвыривает облезшие муфты, потрепанные меха доведенных до крайности жриц веселья.
There is a dunghill of flowers, among which here and there we find a bright rose plucked but yesterday and worn for a day; and on this an old hag is always to be seen crouching — first cousin to Usury, the skinflint bargainer, bald and toothless, and ever ready to sell the contents, so well is she used to sell the covering — the gown without the woman, or the woman without the gown!
Кладбище цветов, где там и тут алеют розы, срезанные накануне и служившие украшением один лишь день, и где на корточках извечно восседает старуха, сводная сестра Лихоимства, беззубая, лысая Случайность, готовая продать содержимое оболочки, настолько она привыкла покупать самую оболочку; платье без женщины или женщину без платья!
Here Asie was in her element, like the warder among convicts, like a vulture red-beaked amid corpses; more terrible than the savage horrors that made the passer-by shudder in astonishment sometimes, at seeing one of their youngest and sweetest reminiscences hung up in a dirty shop window, behind which a Saint–Esteve sits and grins.
Тут точно надсмотрщик на каторге, точно ястреб с окровавленным клювом над падалью, Азия была в своей стихии; она внушала еще больший ужас, чем тот, который овладевает прохожим, когда он вдруг увидит свое самое юное, самое свежее воспоминание выставленным напоказ в грязной витрине, за которой гримасничает настоящая Сент-Эстев, ушедшая на покой.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1