6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 17 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

In spite of this shapeless wrapper they could watch the most appealing of dramas, that of a woman inspired by a genuine passion.
Они могли наблюдать, несмотря на бесформенное одеяние, самое волнующее из зрелищ: женщину, одушевленную истинной любовью.
Were she La Torpille, the Duchesse de Maufrigneuse, or Madame de Serizy, on the lowest or highest rung of the social ladder, this woman was an exquisite creature, a flash from happy dreams.
Была ли то Торпиль, герцогиня де Монфриньез или г-жа де Серизи, низшая или высшая ступень социальной лестницы, это создание являлось дивным творением, воплощенной любовной грезой.
These old young men, like these young old men, felt so keen an emotion, that they envied Lucien the splendid privilege of working such a metamorphosis of a woman into a goddess.
Юные старцы, как и старые юнцы, поддавшись очарованию, позавидовали высокому дару Люсьена превращать женщину в богиню.
The mask was there as though she had been alone with Lucien; for that woman the thousand other persons did not exist, nor the evil and dust-laden atmosphere; no, she moved under the celestial vault of love, as Raphael’s Madonnas under their slender oval glory.
Маска держала себя так, словно она была наедине с Люсьеном: для этой женщины не существовало ни десятысячной толпы, ни душного, насыщенного пылью воздуха.
Нет, она пребывала под божественным сводом Любви, как мадонна Рафаэля под сенью своего золотого венца.
She did not feel herself elbowed; the fire of her glance shot from the holes in her mask and sank into Lucien’s eyes; the thrill of her frame seemed to answer to every movement of her companion.
Она не чувствовала толкотни, пламень ее взора, проникая сквозь отверстия маски, сливался со взором Люсьена, и, казалось, по ней пробегал трепет при каждом движении ее друга.
Whence comes this flame that radiates from a woman in love and distinguishes her above all others?
Где источник того огня, что окружает сиянием влюбленную женщину, отмечая ее среди всех?
Whence that sylph-like lightness which seems to negative the laws of gravitation?
Где источник той легкости сильфиды, казалось, опровергавшей законы тяготения?
Is the soul become ambient?
То не душа ли, воспаряющая ввысь?
Has happiness a physical effluence?
То не было ли счастье, обретающее зримые черты?
The ingenuousness of a girl, the graces of a child were discernible under the domino.
Девическая наивность, детская прелесть проступали сквозь домино.
Though they walked apart, these two beings suggested the figures of Flora and Zephyr as we see them grouped by the cleverest sculptors; but they were beyond sculpture, the greatest of the arts; Lucien and his pretty domino were more like the angels busied with flowers or birds, which Gian Bellini has placed beneath the effigies of the Virgin Mother.
Lucien and this girl belonged to the realm of fancy, which is as far above art as cause is above effect.
Эти два существа, пусть они шли только рядом, напоминали изваяния Флоры и Зефира, слившихся в объятии по воле искуснейшего скульптора: но то было нечто большее, нежели скульптура – высшее из искусств; Люсьен и его прелестное домино напоминали ангелов в окружении цветов и птиц, как их запечатлела кисть Джованни Беллини под изображениями Девы-Матери; Люсьен и эта женщина принадлежали миру Воображения, что выше Искусства, как причина выше следствия.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1