6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 212 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

“Come, now, may not a poor girl be fed by Asia and dressed by Europe when you live on the whole world?
Неужели бедная девушка не может заставить Азию кормить себя, а Европу – одевать, тогда как к вашим услугам весь мир?
It is a myth, I say; some women would devour the earth, I only ask for half.
Такова традиция, не больше!
Есть женщины, которые бы пожрали всю планету, а мне нужна только половина.
— You see?”
Вот и все!
“Vat a voman is Montame Saint–Estefe!” said the Baron to himself as he admired Esther’s changed demeanor.
«Что за женщина эта госпожа Сент-Эстев!» – сказал про себя барон, восхищаясь переменой в обращении Эстер.
“Europe, my girl, I want my bonnet,” said Esther.
“I must have a black silk bonnet lined with pink and trimmed with lace.”
– Европа, душенька, а где же моя новая шляпа? – сказала Эстер. – Черная атласная шляпка, на розовом шелку и кружевами.
“Madame Thomas has not sent it home.
— Come, Monsieur le Baron; quick, off you go!
– Мадам Тома еще не прислала ее… Поживей, барон, поживей!
Begin your functions as a man-of-all-work — that is to say, of all pleasure!
Приступайте к обязанностям чернорабочего, иначе сказать, счастливца!
Happiness is burdensome.
Счастье – тяжелый труд!..
You have your carriage here, go to Madame Thomas,” said Europe to the Baron.
“Make your servant ask for the bonnet for Madame van Bogseck.
— And, above all,” she added in his ear, “bring her the most beautiful bouquet to be had in Paris.
Ваш кабриолет ожидает вас, поезжайте к мадам Тома, – сказала Европа барону. – Прикажите вашему слуге просить шляпку госпожи Ван Богсек… А главное, – шепнула она ему на ухо, – привезите ей букет, самый что ни есть красивый в Париже.
It is winter, so try to get tropical flowers.”
На дворе зима, постарайтесь достать тропических цветов.
The Baron went downstairs and told his servants to go to
“Montame Thomas.”
Барон сошел вниз и сказал слугам:
«К матам Дома».
The coachman drove to a famous pastrycook’s.
Слуга доставил господина к знаменитой кондитерше.
“She is a milliner, you damn’ idiot, and not a cake-shop!” cried the Baron, who rushed off to Madame Prevot’s in the Palais–Royal, where he had a bouquet made up for the price of ten louis, while his man went to the great modiste.
«Это мотисток, дурак, а не пирошник», – сказал барон, побежав в Пале-Ройяль к мадам Прево, где он приказал составить букет в пять луидоров, покуда слуга ходил к знаменитой шляпнице.
A superficial observer, walking about Paris, wonders who the fools can be that buy the fabulous flowers that grace the illustrious bouquetiere’s shop window, and the choice products displayed by Chevet of European fame — the only purveyor who can vie with the Rocher de Cancale in a real and delicious Revue des deux Mondes.
Гуляя по Парижу, поверхностный наблюдатель спрашивает себя: какие безумцы покупают эти сказочные цветы, красующиеся в лавке известной цветочницы, и всякие заморские плоды европейца Шеве, единственного, кто, помимо
«Рошеде-Канкаль» предлагает обозрению публики настоящую, прелестную выставку даров природы Старого и Нового света.
Well, every day in Paris a hundred or more passions a la Nucingen come into being, and find expression in offering such rarities as queens dare not purchase, presented, kneeling, to baggages who, to use Asie’s word, like to cut a dash.
В Париже каждодневно возникают сотни страстей наподобие страсти Нусенгена, о чем свидетельствуют те редкости, которые не смеют позволить себе королевы, но которые преподносят, да еще на коленях, девицам, любящим, по словам Азии, форснуть.
But for these little details, a decent citizen would be puzzled to conceive how a fortune melts in the hands of these women, whose social function, in Fourier’s scheme, is perhaps to rectify the disasters caused by avarice and cupidity.
Без этой маленькой подробности честная мещанка не поняла бы, каким образом тает богатство в руках этих созданий, чье общественное назначение, согласно теории фурьеристов, состоит, быть может, в том, чтобы поправлять вред, наносимый Скупостью и Алчностью.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1