6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 22 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

A man stepped out, wrapped from head to foot in a cloak evidently intended to conceal his dress or his rank in life, and asked for Mademoiselle Esther.
Человек, закутавшийся с головы до ног в плащ, с явным намерением скрыть свое одеяние или сан, вышел из экипажа и спросил мадемуазель Эстер.
The portress at one felt relieved; this accounted for Esther’s silence and quietude.
Тогда привратница совершенно успокоилась; тишина и спокойствие в квартире затворницы стали ей совершенно понятны.
As the stranger mounted the stairs above the portress’ room, she noticed silver buckles in his shoes, and fancied she caught sight of the black fringe of a priest’s sash; she went downstairs and catechised the driver, who answered without speech, and again the woman understood.
Когда посетитель поднимался по лестнице, приходившейся как раз над ее каморкой, привратница заметила серебряные пряжки, украшавшие его башмаки, ей показалось также, что она разглядела черную бахрому на поясе сутаны.
Она вышла и стала расспрашивать кучера; его молчание было для привратницы красноречивым ответом.
The priest knocked, received no answer, heard a slight gasp, and forced the door open with a thrust of his shoulder; charity, no doubt lent him strength, but in any one else it would have been ascribed to practice.
Священник постучал, никто не откликнулся; он услышал негромкие стоны и выломал плечом дверь с ловкостью, видимо, ниспосланной ему милосердием, в то время как у всякого другого можно было бы приписать навыку.
He rushed to the inner room, and there found poor Esther in front of an image of the Virgin in painted plaster, kneeling, or rather doubled up, on the floor, her hands folded.
Он поспешил во вторую комнату, и там, перед святой Девой из раскрашенного гипса, увидел бедную Эстер, стоявшую на коленях, вернее упавшую со сложенными руками.
The girl was dying.
Гризетка умирала.
A brazier of burnt charcoal told the tale of that dreadful morning.
Жаровня с истлевшим углем говорила о событиях этого страшного утра.
The domino cloak and hood were lying on the ground.
На полу валялись капюшон и накидка домина.
The bed was undisturbed.
Постель была не тронута.
The unhappy creature, stricken to the heart by a mortal thrust, had, no doubt, made all her arrangements on her return from the opera.
Бедная девушка, раненная в самое сердце, по-видимому, все подготовила по возвращении из Оперы.
A candle-wick, collapsed in the pool of grease that filled the candle-sconce, showed how completely her last meditations had absorbed her.
Фитиль свечи в застывшем воске на розетке подсвечника свидетельствовал, насколько Эстер была поглощена последними размышлениями.
A handkerchief soaked with tears proved the sincerity of the Magdalen’s despair, while her classic attitude was that of the irreligious courtesan.
Платок, мокрый от слез, доказывал искренность этой Магдалины, распростертой в классической позе нечестивой куртизанки.
This abject repentance made the priest smile.
Это полнота раскаяния вызвала у священника улыбку.
Esther, unskilled in dying, had left the door open, not thinking that the air of two rooms would need a larger amount of charcoal to make it suffocating; she was only stunned by the fumes; the fresh air from the staircase gradually restored her to a consciousness of her woes.
Эстер, неопытная в искусстве покончить с собою, оставила дверь открытой, не рассчитав, что воздух двух комнат требовал большего количества угля, чтобы стать смертоносным; угар лишь одурманил ее; свежий воздух, хлынувший с лестницы, постепенно вернул ее к сознанию своих горестей.
The priest remained standing, lost in gloomy meditation, without being touched by the girl’s divine beauty, watching her first movements as if she had been some animal.
Священник по-прежнему стоял, погруженный в мрачное раздумье, равнодушный к божественной красоте девушки, и наблюдал, как постепенно приходила она в себя, точно перед ним было какое-нибудь животное.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1