6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 319 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

Nothing can be more sinister.
Нет ничего страшнее этой калитки.
Prisoners and visitors see two barred gates of wrought iron, with a space between them of about six feet.
These are never both opened at once, and through them everything is so cautiously scrutinized that persons who have a visiting ticket pass the permit through the bars before the key grinds in the lock.
Преступники или посетители видят две решетки кованого железа, разделенные пространством приблизительно в шесть футов и всегда открывающиеся поочередно; именно тут ведется такое неусыпное наблюдение, что лица, получившие пропуск на свидание, должны просунуть его через решетку, прежде чем услышат лязг ключа, открывающего замок.
The examining judges, or even the supreme judges, are not admitted without being identified.
Сами судебные следователи и чины прокурорского надзора должны быть опознаны, прежде чем войти туда.
Imagine, then, the chances of communications or escape!
Попробуйте заговорить о возможности сношений с внешним миром или бегства арестованных!
— The governor of the Conciergerie would smile with an expression on his lips that would freeze the mere suggestion in the most daring of romancers who defy probability.
У начальника Консьержери промелькнет улыбка, которая охладит пыл самого отважного из сочинителей романов в его попытках выдать за правду неправдоподобное.
In all the annals of the Conciergerie no escape has been known but that of Lavalette; but the certain fact of august connivance, now amply proven, if it does not detract from the wife’s devotion, certainly diminished the risk of failure.
В летописях Консьержери известно только бегство Лавалета, но уверенность в высочайшем попустительстве, ныне доказанном, уменьшила если не степень самопожертвования его супруги, то по крайней мере опасность неудачи.
The most ardent lover of the marvelous, judging on the spot of the nature of the difficulties, must admit that at all times the obstacles must have been, as they still are, insurmountable.
Даже люди, наиболее склонные верить в чудеса, если они на месте будут судить о природе препятствий, признают, что во все времена эти препятствия как были, так и поныне остались неодолимыми.
No words can do justice to the strength of the walls and vaulting; they must be seen.
Никакими словами не изобразить мощности стен и сводов, надобно их видеть.
Though the pavement of the yard is on a lower level than that of the quay, in crossing this Barbican you go down several steps to enter an immense vaulted hall, with solid walls graced with magnificent columns.
This hall abuts on the Tour de Montgomery — which is now part of the governor’s residence — and on the Tour d’Argent, serving as a dormitory for the warders, or porters, or turnkeys, as you may prefer to call them.
Хотя мостовая двора ниже уровня набережной, все же, когда вы переступаете через калитку, вам приходится, спускаясь, пересчитать еще много ступенек, чтобы попасть в огромную сводчатую залу, массивные стены которой украшены великолепными колоннами; зала эта расположена между башней Монтгомери, представляющей ныне часть квартиры начальника Консьержери, и Серебряной, которая служит общей спальней надзирателей и тюремщиков, или, если вам угодно, ключников.
The number of the officials is less than might be supposed; there are but twenty; their sleeping quarters, like their beds, are in no respect different from those of the pistoles or private cells.
Число этих служащих не столь значительно, как можно было бы вообразить (их двадцать); общая спальня, как и ее обстановка, ничем не отличается от так называемой пистоли.
The name pistole originated, no doubt, in the fact that the prisoners formerly paid a pistole (about ten francs) a week for this accommodation, its bareness resembling that of the empty garrets in which great men in poverty begin their career in Paris.
Прозвище это идет, несомненно, от тех времен, когда заключенные платили пистоль в неделю за помещение, напоминавшее своей наготою холодные парижские мансарды, в которых начинали свою деятельность великие люди.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1