6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 326 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

“During the preliminary examination,” he reflected,
“I pretended to be a Spaniard and spoke broken French, appealed to my Ambassador, and alleged diplomatic privilege, not understanding anything I was asked, the whole performance varied by fainting, pauses, sighs — in short, all the vagaries of a dying man.
«На предварительном допросе, – говорил про себя, – я изображал испанца, с трудом изъясняющегося по-французски, ссылался на испанского посла, на свои дипломатические преимущества и ни слова не понимал из того, о чем меня спрашивали; все это отлично согласовалось с припадками слабости, хрипами, вздохами, короче говоря, со всеми этими выкрутасами умирающего.
I must stick to that.
Будем держаться этой позиции.
My papers are all regular.
Мои бумаги в исправности.
Asie and I can eat up Monsieur Camusot; he is no great shakes!
Мы с Азией без труда справимся с господином Камюзо, не больно-то он силен!
“Now I must think of Lucien; he must be made to pull himself together.
I must get at the boy at whatever cost, and show him some plan of conduct, otherwise he will give himself up, give me up, lose all!
Итак, подумаем о Люсьене; надо подбодрить его, надо добраться до этого младенца любой ценой, начертать ему план действий, иначе он предаст себя, предаст меня и все погубит!..
He must be taught his lesson before he is examined.
Перед допросом надо его вразумить.
And besides, I must find some witnesses to swear to my being a priest!”
Потом мне нужны свидетели, которые подтвердили бы, что я – лицо духовное!»
Such was the position, moral and physical, of these two prisoners, whose fate at the moment depended on Monsieur Camusot, examining judge to the Inferior Court of the Seine, and sovereign master, during the time granted to him by the Code, of the smallest details of their existence, since he alone could grant leave for them to be visited by the chaplains, the doctor, or any one else in the world.
Таково было душевное и физическое состояние обоих подследственных, судьба которых зависела от г-на Камюзо, следователя суда первой инстанции Сены, верховного судьи их существования во всех его мелочах на все то время, что отпущено следователю уголовным кодексом, ибо он один мог дозволить духовнику, врачу Консьержери или кому бы то ни было общаться с ними.
No human authority — neither the King, nor the Keeper of the Seals, nor the Prime Minister, can encroach on the power of an examining judge; nothing can stop him, no one can control him.
Никакая власть человеческая, ни король, ни министр юстиции, ни премьер-министр, не может посягнуть на полномочия судебного следователя, ничто его не ограничивает, ничто ему не указ.
He is a monarch, subject only to his conscience and the Law.
Это владыка, подчиненный единственно своей совести и закону.
At the present time, when philosophers, philanthropists, and politicians are constantly endeavoring to reduce every social power, the rights conferred on the examining judges have become the object of attacks that are all the more serious because they are almost justified by those rights, which, it must be owned, are enormous.
В настоящее время, когда философы, филантропы и публицисты непрерывно заняты умалением всякой общественной власти, право, дарованное нашими законами судебным следователям, стало предметом нападок тем более ужасных, что они почти оправданы, скажем прямо, чрезмерностью этого права.
And yet, as every man of sense will own, that power ought to remain unimpaired; in certain cases, its exercise can be mitigated by a strong infusion of caution; but society is already threatened by the ineptitude and weakness of the jury — which is, in fact, the really supreme bench, and which ought to be composed only of choice and elected men — and it would be in danger of ruin if this pillar were broken which now upholds our criminal procedure.
Однако ж для всякого разумного человека право это должно быть неприкосновенным; можно в известных случаях смягчать его действие широким применением поруки, но обществу, достаточно уже расшатанному неразумностью и слабостью суда присяжных (установления священного и верховного, которое следовало бы доверить избранным, видным людям), грозила бы гибель, если бы уничтожили этот столп, который поддерживает все наше уголовное право.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1