6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 349 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

“What is he accused of?”
– А в чем он обвиняется?
“He is concerned in this poisoning case.”
– Он замешан в этом деле, с отравлением…
“Oh!
– Ах!..
I should like to see him.”
Как бы я хотела на него взглянуть…
“You cannot stay here,” said the sergeant, “for he is under close arrest, and he must pass through here.
– Вам нельзя тут оставаться дольше, – сказал жандармский офицер. – Он сидит в секретной и должен пройти через нашу караульню.
You see, madame, that door leads to the stairs ——”
Вот эта дверь, сударыня, ведет на лестницу.
“Oh! thank you!” cried the Baroness, making for the door, to rush down the stairs, where she at once shrieked out,
– Благодарю вас, господин офицер, – сказала баронесса, направляясь к двери, и вдруг, выскочив на лестницу, она закричала:
“Oh! where am I?”
– Но где же я?
This cry reached the ear of Jacques Collin, who was thus prepared to see her.
Этот возглас долетел до слуха Жака Коллена, которого она хотела таким путем подготовить к встрече с ней.
The sergeant flew after Madame la Baronne, seized her by the middle, and lifted her back like a feather into the midst of a group of five gendarmes, who started up as one man; for in that guardroom everything is regarded as suspicious.
Жандармский офицер побежал вслед за госпожой баронессой, схватил ее поперек туловища и перенес, как перышко, в круг пяти жандармов, вскочивших с мест как один человек, ибо караульня всегда настороже.
The proceeding was arbitrary, but the arbitrariness was necessary.
То было самоуправство, но самоуправство необходимое.
The young lawyer himself had cried out twice,
Сам стряпчий испуганно воскликнул:
“Madame! madame!” in his horror, so much did he fear finding himself in the wrong.
«Сударыня!
Сударыня!» – так он боялся подвергнуть себя неприятности.
The Abbe Carlos Herrera, half fainting, sank on a chair in the guardroom.
Аббат Карлос Эррера, почти в обморочном состоянии, опустился на стул в караульне.
“Poor man!” said the Baroness.
“Can he be a criminal?”
– Бедный! – сказала баронесса. – Неужто он виновен?
The words, though spoken low to the young advocate, could be heard by all, for the silence of death reigned in that terrible guardroom.
Слова эти, хотя и сказанные на ухо молодому адвокату, были услышаны всеми, ибо в этой страшной караульне царила мертвая тишина.
Certain privileged persons are sometimes allowed to see famous criminals on their way through this room or through the passages, so that the clerk and the gendarmes who had charge of the Abbe Carlos made no remark.
Случалось, что некоторые особы, располагающие особыми привилегиями, получали разрешение взглянуть на знаменитых преступников, когда те проходят через караульню или по коридорам, поэтому пристав и жандармы из охраны Жака Коллена не обратили на женщину никакого внимания.
Also, in consequence of the devoted zeal of the sergeant who had snatched up the Baroness to hinder any communication between the prisoner and the visitors, there was a considerable space between them.
Впрочем, благодаря самоотверженности жандармского офицера, изловившего баронессу, чтобы устранить всякую возможность общения подследственного из секретной камеры с посторонней, между ними образовалось весьма успокоительное пространство.
“Let us go on,” said Jacques Collin, making an effort to rise.
– Пойдемте! – сказал Жак Коллен, с трудом подымаясь со стула.
At the same moment the little ball rolled out of his sleeve, and the spot where it fell was noted by the Baroness, who could look about her freely from under her veil.
В этот момент у него из рукава выпал шарик, и баронесса, прекрасно видевшая все из-под своей вуали, заметила место, где он упал.
The little pellet, being damp and sticky, did not roll; for such trivial details, apparently unimportant, had all been duly considered by Jacques Collin to insure success.
Сальный шарик не мог далеко откатиться, ибо все до мелочей, как будто неважных с виду, было предусмотрено Жаком Колленом для достижения полного успеха.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1