6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 35 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

“Little children!” she echoed, in a tenderly pathetic tone.
– Младенцы! – повторила она с умилением.
“As you are on the books of the police, a cipher outside the pale of social beings,” the priest went on, unmoved.
“If love, seen as it swept past, led you to believe three months since that you were then born, you must feel that since that day you have been really an infant.
– Так же как в списках полиции вы лишь номер, вне общественного бытия, – бесстрастно продолжал священник. – Если любовь, случайно вас коснувшаяся, заставила вас за три месяца назад поверить, что вы заново родились, то вы с того дня должны и вправду чувствовать себя младенцем.
You must, therefore, be led as if you were a child; you must be completely changed, and I will undertake to make you unrecognizable.
Стало быть, вы нуждаетесь в опеке, как если бы были ребенком, вы должны совершенно перемениться, и я ручаюсь, что сделаю вас неузнаваемой.
To begin with, you must forget Lucien.”
Прежде всего забудьте Люсьена.
The words crushed the poor girl’s heart; she raised her eyes to the priest and shook her head; she could not speak, finding the executioner in the deliverer again.
Слова эти разбили сердце бедной девушки: она подняла глаза на священника и сделала движение, означавшее отказ; она лишилась дара слова, вновь обнаружив палача в спасителе.
“At any rate, you must give up seeing him,” he went on.
“I will take you to a religious house where young girls of the best families are educated; there you will become a Catholic, you will be trained in the practice of Christian exercises, you will be taught religion.
– По крайней мере откажитесь от встречи с ним, – продолжал он. – Я помещу вас в монастырский пансион, где юные девушки лучших семейств получают воспитание; там вы станете католичкой, там вас наставят на путь христианского долга, просветят в духе религии.
You may come out an accomplished young lady, chaste, pure, well brought up, if ——” The man lifted up a finger and paused.
Вы выйдете оттуда превосходной молодой девицей, целомудренной, безупречной, хорошо воспитанной, если…
Он поднял палец и помолчал.
“If,” he went on, “you feel brave enough to leave the
‘Torpille’ behind you here.”
– Если, – продолжал он, – вы чувствуете в себе силы расстаться здесь с Торпиль.
“Ah!” cried the poor thing, to whom each word had been like a note of some melody to which the gates of Paradise were slowly opening.
“Ah! if it were possible to shed all my blood here and have it renewed!”
– Ах! – воскликнула бедная девушка, ибо каждое слово было для нее подобно музыкальной ноте, под звуки которой медленно приоткрывались ворота рая. – Ах! если бы я могла пролить здесь всю мою кровь и влить в себя новую!..
“Listen to me.”
– Выслушайте меня.
She was silent.
Она замолчала.
“Your future fate depends on your power of forgetting.
– Ваша будущность зависит от того, насколько глубоко вам удастся забыть прошлое.
Think of the extent to which you pledge yourself.
A word, a gesture, which betrays La Torpille will kill Lucien’s wife.
A word murmured in a dream, an involuntary thought, an immodest glance, a gesture of impatience, a reminiscence of dissipation, an omission, a shake of the head that might reveal what you know, or what is known about you for your woes ——”
Подумайте о серьезности ваших обязательств: одно слово, одно движение, изобличающее Торпиль, убивает жену Люсьена; возглас, вырвавшийся во сне, невольная мысль, нескромный взгляд, нетерпеливый жест, воспоминания о распутстве, любой промах, какой-нибудь кивок головой, выдающий то, что вы знаете, или то, что познали, к вашему несчастью…
“Yes, yes, Father,” said the girl, with the exaltation of a saint.
“To walk in shoes of red-hot iron and smile, to live in a pair of stays set with nails and maintain the grace of a dancer, to eat bread salted with ashes, to drink wormwood — all will be sweet and easy!”
– Продолжайте, продолжайте, отец мой! – воскликнула девушка с исступлением подвижницы. – Ходить в раскаленных докрасна железных башмаках и улыбаться, носить корсет, подбитый шипами, и хранить грацию танцовщицы, есть хлеб, посыпанный пеплом, пить полынь – все будет сладостно, легко!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1