6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 360 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

It is impossible to do justice to the play of Jacques Collin’s countenance as he carefully spun out his speech, sentence by sentence, for ten minutes; and it was all so plausible, especially the mention of Corentin, that the lawyer was shaken.
Невозможно изобразить игру физиономии Жака Коллена, умышленно потратившего минут десять на произнесение – фраза за фразой – этой тирады; все сказанное было так правдоподобно, в особенности намек на Корантена, что следователь поколебался.
“Will you confide to me the reasons of your affection for Monsieur Lucien de Rubempre?”
– Не сообщите ли вы мне о причине вашей привязанности к господину Люсьену де Рюбампре…
“Can you not guess them?
– Неужели вы не догадываетесь?..
I am sixty years of age, monsieur — I implore you do not write it.
— It is because — must I say it?”
Мне шестьдесят лет, сударь… Умоляю вас, не записывайте… Он… но так ли уж это необходимо…
“It will be to your own advantage, and more particularly to Monsieur Lucien de Rubempre’s, if you tell everything,” replied the judge.
– В ваших интересах, а тем более в интересах Люсьена де Рюбампре, сказать все, – отвечал следователь.
“Because he is — Oh, God! he is my son,” he gasped out with an effort.
– Ну что ж!
Он… о боже мой!..
Он мой сын! – прошептал он едва слышно.
And he fainted away.
И лишился чувств.
“Do not write that down, Coquart,” said Camusot in an undertone.
– Не заносите этого в протокол, Кокар, – тихонько сказал Камюзо.
Coquart rose to fetch a little phial of
Кокар встал, чтобы достать пузырек с уксусом
“Four thieves’ Vinegar.”
«Четырех разбойников».
“If he is Jacques Collin, he is a splendid actor!” thought Camusot.
«Если это Жак Коллен, то он великий актер!..» – подумал Камюзо.
Coquart held the phial under the convict’s nose, while the judge examined him with the keen eye of a lynx — and a magistrate.
Кокар давал старому каторжнику нюхать уксус, а следователь тем временем изучал его с зоркостью рыси и судейского чиновника.
“Take his wig off,” said Camusot, after waiting till the man recovered consciousness.
– Надо бы снять с него парик, – сказал Камюзо, пока Жак Коллен приходил в себя.
Jacques Collin heard, and quaked with terror, for he knew how vile an expression his face would assume.
Старый каторжник, услышав эти слова, задрожал от страха: он знал, как омерзительна его физиономия без парика.
“If you have not strength enough to take your wig off yourself —— Yes, Coquart, remove it,” said Camusot to his clerk.
– Если вам самому трудно это сделать… пожалуйста, Кокар, снимите вы его, – сказал следователь секретарю.
Jacques Collin bent his head to the clerk with admirable resignation; but then his head, bereft of that adornment, was hideous to behold in its natural aspect.
Жак Коллен наклонился к секретарю с безропотностью, достойной восхищения, но тут его голова, лишившись привычного убора, обрела все свое природное безобразие.
The sight of it left Camusot in the greatest uncertainty.
Зрелище это повергло Камюзо в большое замешательство.
While waiting for the doctor and the man from the infirmary, he set to work to classify and examine the various papers and the objects seized in Lucien’s rooms.
В ожидании врача и служителя он стал приводить в порядок и просматривать бумаги и вещи, изъятые из квартиры Люсьена.
After carrying out their functions in the Rue Saint–Georges at Mademoiselle Esther’s house, the police had searched the rooms at the Quai Malaquais.
Потрудившись на улице Сен-Жорж у мадемуазель Эстер, судебные власти произвели обыск у Люсьена на набережной Малакэ.
“You have your hand on some letters from the Comtesse de Serizy,” said Carlos Herrera.
“But I cannot imagine why you should have almost all Lucien’s papers,” he added, with a smile of overwhelming irony at the judge.
– Вы завладели письмами графини де Серизи, – сказал Карлос Эррера, – но я не пойму, откуда у вас почти все бумаги Люсьена? – прибавил он с улыбкой, полной убийственной иронии по адресу следователя.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1