6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 365 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

After Marat’s death she seems, from the notes I have here, to have lived with a chemist who was condemned to death in the year XII. for issuing false coin.
Согласно донесениям, имеющимся в моих руках, после смерти Марата она находилась в связи с неким химиком, который на двенадцатом году Революции был приговорен к смерти как фальшивомонетчик.
She was called as witness in the case.
Она выступала на процессе в качестве свидетельницы.
It was from this intimacy that she derived her knowledge of poisons.
За время этой связи она, по-видимому, приобрела от него познания в токсикологии.
“In 1812 and in 1816 she spent two years in prison for placing girls under age upon the streets.
Она была торговкой нарядами с двенадцатого года Революции по тысяча восемьсот десятый год.
“You were already convicted of forgery; you had left the banking house where your aunt had been able to place you as clerk, thanks to the education you had had, and the favor enjoyed by your aunt with certain persons for whose debaucheries she supplied victims.
“All this, prisoner, is not much like the dignity of the Dukes d’Ossuna.
“Do you persist in your denial?”
Дважды сидела в тюрьме, в тысяча восемьсот двенадцатом и тысяча восемьсот шестнадцатом годах, за развращение малолетних… Вы тогда привлекались по делу о подлоге, вам пришлось уйти из банкирской конторы, куда ваша тетушка устроила вас в качестве служащего благодаря вашему образованию и покровительству, оказанному вашей тетушке лицами, которым она поставляла жертвы для их распутства… Все это отнюдь не похоже на величие герцогов д'Оссуна… Упорствуете ли вы в вашем запирательстве?
Jacques Collin sat listening to Monsieur Camusot, and thinking of his happy childhood at the College of the Oratorians, where he had been brought up, a meditation which lent him a truly amazed look.
Жак Коллен слушал г-на Камюзо, вспоминая свое счастливое детство и коллеж Ораторианцев, где он учился; его задумчивое лицо, казалось, выражало искреннее недоумение.
And in spite of his skill as a practised examiner, Camusot could bring no sort of expression to those placid features.
И как ни изощрялся Камюзо в искусстве допроса, ни один мускул не дрогнул на этом невозмутимо спокойном лице.
“If you have accurately recorded the account of myself I gave you at first,” said Jacques Collin, “you can read it through again.
I cannot alter the facts.
I never went to the woman’s house; how should I know who her cook was?
– Если вы точно записали объяснения, данные мною вначале, вы можете их перечесть, – отвечал Жак Коллен. – Мне нечего больше сказать… Я не бывал у куртизанки, как же я могу знать, кто у нее служил кухаркой?
The persons of whom you speak are utterly unknown to me.”
Мне совершенно неизвестны особы, о которых вы говорите.
“Notwithstanding your denial, we shall proceed to confront you with persons who may succeed in diminishing your assurance”
– Ну что ж!
Вопреки вашему запирательству приступим к очным ставкам, и, как знать, не собьют ли они с вас вашу самоуверенность?
“A man who has been three times shot is used to anything,” replied Jacques Collin meekly.
– Человек, однажды стоявший под расстрелом, готов ко всему, – кротко отвечал Жак Коллен.
Camusot proceeded to examine the seized papers while awaiting the return of the famous Bibi–Lupin, whose expedition was amazing; for at half-past eleven, the inquiry having begun at ten o’clock, the usher came in to inform the judge in an undertone of Bibi–Lupin’s arrival.
Камюзо опять уткнулся в бумаги, изъятые при аресте, и ожидал возвращения начальника тайной полиции.
Тот оказался весьма проворным: допрос начался около одиннадцати часов, а когда часы показали половину двенадцатого, появился пристав и шепотом доложил следователю, что Биби-Люпен прибыл.
“Show him in,” replied M. Camusot.
– Пусть войдет! – отвечал г-н Камюзо.
Bibi–Lupin, who had been expected to exclaim,
Биби-Люпен вошел, но, против всяких ожиданий, не вскричал:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1