6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 394 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

If Monsieur de Granville had said to Camusot,
“You will remain an examining judge to your dying day,” he could not have been more explicit than in making this polite speech.
Сказав Камюзо:
«Вы останетесь на всю жизнь судебным следователем!..», г-н де Гранвиль не выразился бы точнее, чем обронив эту похвалу.
Camusot was cold in the very marrow.
Камюзо похолодел.
“Madame la Duchesse de Maufrigneuse, to whom I owe much, had desired me . . . ”
– Госпожа герцогиня де Монфриньез, которой я многим обязан, просила меня…
“Oh yes, the Duchesse de Maufrigneuse is Madame de Serizy’s friend,” said Granville, interrupting him.
“To be sure.
— You have allowed nothing to influence you, I perceive.
– А-а!
Герцогиня де Монфриньез!.. – сказал Гранвиль, перебивая следователя. – Это верно, она приятельница госпожи де Серизи, но вы, я вижу, не уступили никакому влиянию.
And you did well, sir; you will be a great magistrate.”
Вы хорошо сделали, сударь, вы будете великим судебным следователем.
At this instant the Comte Octave de Bauvan opened the door without knocking, and said to the Comte de Granville:
В это время граф Октав де Бован открыл дверь, не постучав, и сказал графу де Гранвилю:
“I have brought you a fair lady, my dear fellow, who did not know which way to turn; she was on the point of losing herself in our labyrinth ——”
«Дорогой мой, я привел к тебе хорошенькую женщину, не знавшую, куда ей идти, она чуть не заблудилась в наших лабиринтах…»
And Comte Octave led in by the hand the Comtesse de Serizy, who had been wandering about the place for the last quarter of an hour.
Граф Октав держал за руку графиню де Серизи, которая вот уже четверть часа бродила по коридорам суда.
“What, you here, madame!” exclaimed the public prosecutor, pushing forward his own armchair, “and at this moment!
– Вы здесь, сударыня! – вскричал генеральный прокурор, предлагая ей свое собственное кресло. – И в какую минуту!
This, madame, is Monsieur Camusot,” he added, introducing the judge. —“Bauvan,” said he to the distinguished ministerial orator of the Restoration, “wait for me in the president’s chambers; he is still there, and I will join you.”
Вот господин Камюзо, сударыня, – сказал он, указывая на следователя. – Бован, – продолжал он, обращаясь к знаменитому министерскому оратору времен Реставрации, – подожди меня у первого председателя, он еще у себя.
Я приду туда.
Comte Octave de Bauvan understood that not merely was he in the way, but that Monsieur de Granville wanted an excuse for leaving his room.
Граф Октав де Бован понял, что не только он был тут лишним, но и генеральный прокурор искал повода покинуть свой кабинет.
Madame de Serizy had not made the mistake of coming to the Palais de Justice in her handsome carriage with a blue hammer-cloth and coats-of-arms, her coachman in gold lace, and two footmen in breeches and silk stockings.
Госпожа де Серизи не совершила ошибки, она не отправилась во Дворец правосудия в своей великолепной двухместной карете с синим верхом, украшенным ее гербом, с кучером в галунах и двумя лакеями в коротких штанах и белых шелковых чулках.
Just as they were starting Asie impressed on the two great ladies the need for taking the hackney coach in which she and the Duchess had arrived, and she had likewise insisted on Lucien’s mistress adopting the costume which is to women what a gray cloak was of yore to men.
Перед тем как выехать, Азия убедила обеих знатных дам в необходимости воспользоваться фиакром, в котором она приехала с герцогиней; она также потребовала, чтобы любовница Люсьена надела наряд, который для женщин стал тем же, чем был когда-то серый плащ для мужчин.
The Countess wore a plain brown dress, an old black shawl, and a velvet bonnet from which the flowers had been removed, and the whole covered up under a thick lace veil.
На графине было коричневое пальто, старая черная шаль и бархатная шляпка с очень густой черной кружевной вуалью взамен оборванных цветов.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1