6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 424 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

“Now, come to dinner and be cheerful,” said she in conclusion.
“Why, you see!
– Ну, а теперь пойдем обедать, и гляди веселее! – сказала она в заключение. – Подумай только!
We have been only two years in Paris, and here you are on the highroad to be made Councillor before the end of the year.
Не прошло и двух лет, как мы в Париже, а ты вот-вот выскочишь в советники еще до конца года.
From that to the Presidency of a court, my dear, there is no gulf but what some political service may bridge.”
А оттуда, мой котик, до председателя палаты Королевского суда один лишь шаг: услуга, оказанная тобой в каком-нибудь политическом деле…
This conjugal sitting shows how greatly the deeds and the lightest words of Jacques Collin, the lowest personage in this drama, involved the honor of the families among whom he had planted his now dead protege.
Это тайное совещание показывает, до какой степени любой поступок и малейшее слово Жака Коллена, последнего действующего лица нашего очерка, затрагивали честь семейств, в лоно которых он поместил своего погибшего любимца.
At the Conciergerie Lucien’s death and Madame de Serizy’s incursion had produced such a block in the wheels of the machinery that the Governor had forgotten to remove the sham priest from his dungeon-cell.
Смерть Люсьена и вторжение в Консьержери графини де Серизи произвели такой беспорядок в механизме всей этой машины, что начальник тюрьмы забыл освободить из секретной самозваного испанского священника.
Though more than one instance is on record of the death of a prisoner during his preliminary examination, it was a sufficiently rare event to disturb the warders, the clerk, and the Governor, and hinder their working with their usual serenity.
Хотя тому имеется и не один пример в судебных летописях, все же смерть подследственного во время производства следствия – событие достаточно редкое, чтобы не нарушить спокойствие, которым отличаются надзиратели, секретари и начальники тюрьмы.
At the same time, to them the important fact was not the handsome young fellow so suddenly become a corpse, but the breakage of the wrought-iron bar of the outer prison gate by the frail hands of a fine lady.
Однако ж наиболее важным событием для них было не то, что молодой красавец столь быстро превратился в труп, а то, что нежные руки светской женщины переломили железный кованый прут в решетке калитки.
And indeed, as soon as the public prosecutor and Comte Octave de Bauvan had gone off with Monsieur de Serizy and his unconscious wife, the Governor, clerk, and turnkeys gathered round the gate, after letting out Monsieur Lebrun, the prison doctor, who had been called in to certify to Lucien’s death, in concert with the “death doctor” of the district in which the unfortunate youth had been lodging.
Как только генеральный прокурор и граф де Бован уехали в карете графа де Серизи, увозившего свою жену, которая лежала в глубоком обмороке, начальник тюрьмы, секретарь и надзиратели собрались у калитки, провожая господина Лебрена, тюремного врача, вызванного установить смерть Люсьена и снестись с врачом покойников того квартала, где жил злополучный молодой человек.
In Paris, the “death doctor” is the medical officer whose duty it is in each district to register deaths and certify to their causes.
В Париже врачом покойников называют доктора из мэрии, в обязанность которого входит установление смертного случая и его причины.
With the rapid insight for which he was known, Monsieur de Granville had judged it necessary, for the honor of the families concerned, to have the certificate of Lucien’s death deposited at the Mairie of the district in which the Quai Malaquais lies, as the deceased had resided there, and to have the body carried from his lodgings to the Church of Saint–Germain des Pres, where the service was to be held.
Господин де Гранвиль, со свойственной ему проницательностью, мгновенно оценив положение, почел за благо для чести опороченных семейств составить акт о кончине Люсьена в мэрии, ведению которой подлежала набережная Малакэ, где жил покойный, и из его квартиры перенести тело в церковь Сен-Жермен-де-Пре, где была заказана панихида.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1