6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 429 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

This wretched convict, embodying the poem that has smiled on many a poet’s fancy — on Moore, on Lord Byron, on Mathurin, on Canalis — the demon who has drawn an angel down to hell to refresh him with dews stolen from heaven — this Jacques Collin will be seen, by the reader who has understood that iron soul, to have sacrificed his own life for seven years past.
Гнусный каторжник, воплощая поэму, взлелеянную столькими поэтами: Муром, лордом Байроном, Матюреном, Каналисом (сатана, соблазнивший ангела, чтобы росой, похищенной из рая, освежить преисподнюю), Жак Коллен, если заглянуть поглубже в это каменное сердце, отрекся от самого себя уже семь лет назад.
His vast powers, absorbed in Lucien, acted solely for Lucien; he lived for his progress, his loves, his ambitions.
Его огромные способности, поглощенные чувством к Люсьену, служили одному только Люсьену; он наслаждался его успехами, его любовью, его честолюбием.
To him, Lucien was his own soul made visible.
Люсьен был живым воплощением его души.
It was Trompe-la-Mort who dined with the Grandlieus, stole into ladies’ boudoirs, and loved Esther by proxy.
Обмани-Смерть обедал у Гранлье, прокрадывался в будуары знатных дам, по доверенности любил Эстер.
In fact, in Lucien he saw Jacques Collin, young, handsome, noble, and rising to the dignity of an ambassador.
Короче, он в Люсьене видел юного Жака Коллена, красавца, аристократа, будущего посла.
Trompe-la-Mort had realized the German superstition of a doppelganger by means of a spiritual paternity, a phenomenon which will be quite intelligible to those women who have ever truly loved, who have felt their soul merge in that of the man they adore, who have lived his life, whether noble or infamous, happy or unhappy, obscure or brilliant; who, in defiance of distance, have felt a pain in their leg if he were wounded in his; who if he fought a duel would have been aware of it; and who, to put the matter in a nutshell, did not need to be told he was unfaithful to know it.
Обмани-Смерть осуществил немецкое поверье о двойнике, являя собой редкий пример нравственного отцовства – чувства, которое хорошо знакомо женщинам, любившим истинной любовью, испытавшим в своей жизни то особое ощущение, когда твоя душа сливается с душой любимого и ты живешь его жизнью, благородной или бесчестной, счастливой ли злосчастной, тусклой или блестящей, когда, несмотря на расстояние, ощущаешь боль в ноге, если у него ранена нога, чутьем угадываешь, что вот он сейчас дерется на дуэли, – словом, когда нет нужды в доказательствах, чтобы знать об измене.
As he went back to his cell Jacques Collin said to himself,
Возвратившись в свою камеру, Жак Коллен говорил себе:
“The boy is being examined.”
«Сейчас допрашивают малыша!»
And he shivered — he who thought no more of killing a man than a laborer does of drinking.
И он содрогался, – он, кому убить было так же просто, как мастеровому выпить.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1