6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 447 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

Banknotes are invented; the “mob” at once call them Flimsies (fafiots garotes, from
“Garot,” the name of the cashier whose signature they bear).
Выдумают ли банковые билеты, каторга назовет их гарачьи шуршики, по имени Гара, кассира, который их подписывал.
Flimsy! (fafiot.) Cannot you hear the rustle of the thin paper?
Шуршики!
Разве не слышите вы шелеста шелковистой бумаги!
The thousand franc-note is male flimsy (in French), the five hundred franc-note is the female; and convicts will, you may be sure, find some whimsical name for the hundred and two hundred franc-notes.
Билет в тысячу франков – шуршень, билет в пятьсот фанков – шуршеница.
Каторжники окрестят, так и знайте, каким-нибудь затейливым именем билет и в сто и в двести франков.
In 1790 Guillotin invented, with humane intent, the expeditious machine which solved all the difficulties involved in the problem of capital punishment.
В 1790 Гильотен изобретает во имя любви к человечеству быстродействующее приспособление, якобы разрешающее все вопросы, поставленные смертной казнью.
Convicts and prisoners from the hulks forthwith investigated this contrivance, standing as it did on the monarchical borderland of the old system and the frontier of modern legislation; they instantly gave it the name of l’Abbaye de Monte-a-Regret.
Тотчас же каторжники, отбывающие свой срок, а также бывшие каторжники исследуют этот механизм, водруженный на рубеже старой монархической системы и на границах нового правосудия, и сразу же окрестят его Обителью
«Утоли мои печали!»
They looked at the angle formed by the steel blade, and described its action as repeating (faucher); and when it is remembered that the hulks are called the meadow (le pre), philologists must admire the inventiveness of these horrible vocables, as Charles Nodier would have said.
Они изучают угол, образуемый ножом гильотины, и применяют, чтобы изобразить его действие, глагол косить!
Когда подумаешь, что каторга называет лужком, право, тот, кто занимается языкознанием, должен восхищаться словотворчеством этих чудовищных вокабулистов, как сказал бы Шарль Нодье.
The high antiquity of this kind of slang is also noteworthy.
Признаем, кстати, глубокую древность воровского жаргона!
A tenth of the words are of old Romanesque origin, another tenth are the old Gaulish French of Rabelais.
Во Франции он содержит одну десятую романских слов и одну десятую из старого гальского языка Рабле.
Effondrer, to thrash a man, to give him what for; otolondrer, to annoy or to “spur” him; cambrioler, doing anything in a room; aubert, money; Gironde, a beauty (the name of a river of Languedoc); fouillousse, a pocket — a “cly”— are all French of the fourteenth and fifteenth centuries.
Покрушить (взломать), перехрюкаться (понять друг друга, условиться), домушничать (красть в квартире), сарга (деньги), жиронда (красавица, название реки на лангедокском наречии), ширман (карман) принадлежат языку XIV и XV веков!
The word affe, meaning life, is of the highest antiquity.
Слово живот, означающий жизнь, восходит к самой глубокой древности.
From affe anything that disturbs life is called affres (a rowing or scolding), hence affreux, anything that troubles life.
Отсюда наше понятие животный мир, то есть мир живых существ; отсюда животный ужас – страх перед тем, что угрожает жизни этих существ.
About a hundred words are derived from the language of Panurge, a name symbolizing the people, for it is derived from two Greek words signifying All-working.
По меньшей мере сто слов этого языка принадлежат языку Панурга, символизирующего в творчестве Рабле народ, ибо это имя, составленное из двух греческих слов, означает: тот, кто делает все.
Science is changing the face of the world by constructing railroads.
In Argot the train is le roulant Vif, the Rattler.
Наука изменяет лик цивилизации железной дорогой, и дорога уже названа чугункой.
The name given to the head while still on the shoulders — la Sorbonne — shows the antiquity of this dialect which is mentioned by very early romance-writers, as Cervantes, the Italian story-tellers, and Aretino.
Сорбонна – название головы, пока она еще на плечах, указывает на древний источник этого языка, о котором упоминается у самых старинных повествователей, как Сервантес, как итальянские новеллисты и Аретино.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1