6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 449 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

He can no longer be himself.
Человек этот не может быть иным, чем он есть.
The stigmata of ordination are as immutable as those of the soldier are.
Печать духовного сана, как и отпечаток военного звания, неизгладима.
And it is the same in other callings which are strongly in opposition, strong contrasts with civilization.
Так же обстоит дело и с теми общественными состояниями, которые образуют сильное противодействие обществу и находятся в противоречии с цивилизацией.
These violent, eccentric, singular signs — sui generis — are what make the harlot, the robber, the murderer, the ticket-of-leave man, so easily recognizable by their foes, the spy and the police, to whom they are as game to the sportsman: they have a gait, a manner, a complexion, a look, a color, a smell — in short, infallible marks about them.
Внешние признаки их столь явственны, причудливы, sui generis, столь легко позволяют отличить публичную женщину и вора, убийцу и бывшего каторжника, что для их врагов, сыщиков и жандармов, эти люди – что дичь для охотника: у них своя повадка, обращение, цвет лица, взгляд, свое обличие, свой душок, – короче особенности, в которых обмануться нельзя.
Hence the highly-developed art of disguise which the heroes of the hulks acquire.
Отсюда глубокие познания в искусстве маскировки у знаменитостей каторги.
One word yet as to the constitution of this world apart, which the abolition of branding, the mitigation of penalties, and the silly leniency of furies are making a threatening evil.
Еще одно слово об устройстве этого мира, который вследствие отмены клеймения, смягчения судебной кары, а также нелепой снисходительности суда присяжных становится столь угрожающим.
In about twenty years Paris will be beleaguered by an army of forty thousand reprieved criminals; the department of the Seine and its fifteen hundred thousand inhabitants being the only place in France where these poor wretches can be hidden.
И в самом деле, лет через двадцать Париж будет окружен сорокатысячной армией преступников, отбывших наказание, ибо департамент Сены с его полутарамиллионным населением – единственное место во Франции, где эти несчастные могут укрыться.
To them Paris is what the virgin forest is to beasts of prey.
Париж для них то же, что девственные леса для хищных зверей.
The swell-mob, or more exactly, the upper class of thieves, which is the Faubourg Saint–Germain, the aristocracy of the tribe, had, in 1816, after the peace which made life hard for so many men, formed an association called les grands fanandels — the Great Pals — consisting of the most noted master-thieves and certain bold spirits at that time bereft of any means of living.
Высокая хевра – своего рода Сен-Жерменское предместье этого мира, его аристократия – в 1816 году, когда мирный договор поставил под угрозу столько существований, объединилась в так называемое общество Посвященных или Великое братство, которое включило в себя самых знаменитых вожаков шаек и некоторое количество смельчаков, оказавшихся тогда без всяких средств к жизни.
This word pal means brother, friend, and comrade all in one.
Посвященный означает одновременно: брат, друг, товарищ.
Все воры, каторжники, заключенные – братья.
And these
“Great Pals,” the cream of the thieving fraternity, for more than twenty years were the Court of Appeal, the Institute of Learning, and the Chamber of Peers of this community.
А Великие братья, отборная часть Высокой хевры, были в продолжение двадцати с лишним лет кассационным судом, академией, палатой пэров для этого люда.
These men all had their private means, with funds in common, and a code of their own.
Великие братья имели свое личное состояние, долю в общих капиталах и совсем особый быт.
They knew each other, and were pledged to help and succor each other in difficulties.
Они обязаны были оказывать помощь друг другу и поддержку в затруднительном положении, они знали друг друга.
And they were all superior to the tricks or snares of the police, had a charter of their own, passwords and signs of recognition.
Притом, стоя выше всех соблазнов и уловок полиции, они учредили свою особую хартию, свои пропуска и пароли.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1