6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 46 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

After this confidential interview, the man of science told the man of faith that the only cure lay in a journey to Italy.
После этой дружеской беседы ученый объявил духовнику, что единственным средством спасения было бы путешествие в Италию.
The Abbe would not hear of such a journey before Esther’s baptism and first Communion.
Аббат не пожелал на это согласиться, прежде чем Эстер не будет крещена и не примет первое причастие.
“How long will it be till then?” asked the doctor.
– Сколько понадобится еще времени? – спросил врач.
“A month,” replied the Superior.
– Месяц, – отвечала настоятельница.
“She will be dead,” said the doctor.
– Она умрет, – возразил врач.
“Yes, but in a state of grace and salvation,” said the Abbe.
– Да, но осененная благодатью и спасшая душу, – сказал аббат.
In Spain the religious question is supreme, above all political, civil, or vital considerations; so the physician did not answer the Spaniard.
He turned to the Mother Superior, but the terrible Abbe took him by the arm and stopped him.
Вопрос о религии господствует в Испании над вопросами политическими, гражданскими и житейскими; врач ничего не ответил испанцу и обернулся к настоятельнице, но страшный аббат взял его за руку.
“Not a word, monsieur!” said he.
– Ни слова, сударь! – сказал он.
The doctor, though a religious man and a Monarchist, looked at Esther with an expression of tender pity.
Врач, несмотря на то, что он был человек религиозный и монархист, окинул Эстер взглядом, полным сердечного участия.
The girl was as lovely as a lily drooping on its stem.
Девушка была хороша, как поникшая на стебле лилия.
“God help her, then!” he exclaimed as he went away.
– Да будет над ней милость божия! – воскликнул он уходя.
On the very day of this consultation, Esther was taken by her protector to the Rocher de Cancale, a famous restaurant, for his wish to save her had suggested strange expedients to the priest.
He tried the effect of two excesses — an excellent dinner, which might remind the poor child of past orgies; and the opera, which would give her mind some images of worldliness.
В тот же день после совещания покровитель Эстер повез ее в
«Роше-де-Канкаль», ибо желание спасти девушку внушало священнику самые необычайные поступки; он испробовал две формы излишества: изысканный обед, способный напомнить бедной девушке ее кутежи, и Оперу, представившую ей несколько картин из светской жизни.
His despotic authority was needed to tempt the young saint to such profanation.
Потребовалось все его подавляющее влияние, чтобы юная праведница решилась на подобное кощунство.
Herrera disguised himself so effectually as a military man, that Esther hardly recognized him; he took care to make his companion wear a veil, and put her in a box where she was hidden from all eyes.
Эррера так отлично перерядился в военного, что Эстер с трудом его узнала: он позаботился набросить на свою спутницу вуаль и усадил ее в глубь ложи, чтобы она была укрыта от нескромных взглядов.
This palliative, which had no risks for innocence so sincerely regained, soon lost its effect.
Это средство, безвредное для добродетели, столь прочно завоеванной, вскоре утратило свое действие.
The convent-boarder viewed her protector’s dinners with disgust, had a religious aversion for the theatre, and relapsed into melancholy.
Воспитанница испытывала отвращение к обедам покровителя, религиозный ужас перед театром и опять впала в задумчивость.
“She is dying of love for Lucien,” said Herrera to himself; he had wanted to sound the depths of this soul, and know how much could be exacted from it.
«Она умирает от любви к Люсьену», – сказал себе Эррера, желавший проникнуть в недра этой души и выведать, что еще можно от нее потребовать.
So the moment came when the poor child was no longer upheld by moral force, and the body was about to break down.
И вот настал момент, когда бедная девушка могла опереться лишь на свои нравственные силы, ибо тело готово было уступить.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1