6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 461 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

This threat was to the three convicts an indication of supreme power.
The Boss still had their fortune in his hands.
Угроза эта была для трех каторжников знаком верховной власти; даб по-прежнему держал их сокровища в своих руках.
Still omnipotent outside the prison, their Boss had not betrayed them, as the false pals said.
Он был всемогущ на воле, и он не предал их, как говорили лжебратья.
Their chief’s immense reputation for skill and inventiveness stimulated their curiosity; for, in prison, curiosity is the only goad of these blighted spirits.
Притом ловкость и изобретательность их предводителя, завоевавшие ему широкую славу, подстрекали любопытство трех каторжников, ибо в тюрьме одно только любопытство оживляет эти опустошенные души.
And Jacques Collin’s daring disguise, kept up even under the bolts and locks of the Conciergerie, dazzled the three felons.
Наконец, преступников потряс смелый маскарад Жака Коллена, продолжавшийся даже за решетками Консьержери.
“I have been in close confinement for four days and did not know that Theodore was so near the Abbaye,” said Jacques Collin.
“I came in to save a poor little chap who scragged himself here yesterday at four o’clock, and now here is another misfortune.
– Четверо суток я просидел в секретной и не знал, что Теодор так близок к обители… – сказал Жак Коллен. – Я пришел, чтобы спасти одного бедного мальчика, а он повесился тут вчера, в четыре часа… и вот другое несчастье!
I have not an ace in my hand ——”
Нет у меня больше козырей в игре!..
“Poor old boy!” said Fil-de-Soie.
– Бедняга даб! – сказал Шелковинка.
“Old Scratch has cut me!” cried Jacques Collin, tearing himself free from his supporters, and drawing himself up with a fierce look.
“There comes a time when the world is too many for us!
– Ах, пекарь (дьявол) отказывается от меня! – вскричал Жак Коллен, вырываясь из рук двух своих товарищей и выпрямляясь с грозным видом. – Приходит час, когда общество оказывается сильнее нашего брата!
The beaks gobble us up at last.”
Аист (Дворец правосудия) в конце концов проглатывает нас.
The governor of the Conciergerie, informed of the Spanish priest’s weak state, came himself to the prison-yard to observe him; he made him sit down on a chair in the sun, studying him with the keen acumen which increases day by day in the practise of such functions, though hidden under an appearance of indifference.
Начальник Консьержери, узнав, что испанскому священнику стало дурно, явился во двор лично наблюдать за ним; он усадил его на стул лицом к солнцу и принялся изучать его физиономию во всех подробностях, с той опасной проницательностью, что возрастает со дня на день при исполнении подобных обязанностей, скрываясь под наружным безразличием.
“Oh!
Heaven!” cried Jacques Collin.
“To be mixed up with such creatures, the dregs of society — felons and murders!
– О боже! – сказал Жак Коллен. – Попасть на одну ступень с этими людьми, отбросами общества, преступниками, убийцами!..
— But God will not desert His servant!
Но господь не оставит своего слугу.
My dear sir, my stay here shall be marked by deeds of charity which shall live in men’s memories.
Уважаемый господин начальник, мое пребывание здесь я отмечу делами милосердия, память о коих сохранится!
I will convert these unhappy creatures, they shall learn they have souls, that life eternal awaits them, and that though they have lost all on earth, they still may win heaven — Heaven which they may purchase by true and genuine repentance.”
Я обращу этих заблудших, они поймут, что у них есть душа, что их ожидает жизнь вечная.
И пусть на земле все погибло для них, они могут заслужить царство небесное, путь к которому лежит через истинное, от всей души, раскаяние.
Twenty or thirty prisoners had gathered in a group behind the three terrible convicts, whose ferocious looks had kept a space of three feet between them and their inquisitive companions, and they heard this address, spoken with evangelical unction.
Сбежалось десятка два-три заключенных; свирепые взгляды трех каторжников остановили любопытных на расстоянии трех футов от себя, однако краткая речь, произнесенная с елейной евангельской кротостью была ими прослушана.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1