6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 478 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

What a boss he is!”
Каков даб!
“But how can he?
– Ты шутишь?..
Jack Ketch’s men are waiting.
Гусары гильотины уже тут!
He will not even see the kid,” objected le Biffon.
Он его даже не увидит, – возразил Паучиха.
“The devil is on his side!” cried la Pouraille.
“He claim our blunt!
Never!
– Пекарь за него! – вскричал Чистюлька. – Неужто он мог бы прилобанить наши лобанчики?..
He is too fond of his old chums!
Он крепко любит своих дружков!
We are too useful to him!
Он крепко в нас нуждается!
They wanted to make us blow the gaff, but we are not such flats!
Думали, шут их дери, заставить нас засыпать даба!
Мы не какие-нибудь язычники (доносчики)!
If he saves his Madeleine, I will tell him all my secrets.”
Пусть только выудит свою Мадлену, я скажу ему, где мой слам (краденое добро)!
The effect of this speech was to increase the devotion of the three convicts to their boss; for at this moment he was all their hope.
Последние слова еще усилили преданность трех каторжников их божеству, ибо с этой минуты знаменитый даб стал для них воплощением всех их надежд.
Jacques Collin, in spite of Madeleine’s peril, did not forget to play his part.
Жак Коллен, несмотря на опасность, угрожавшую Мадлене, не изменил своей роли.
Though he knew the Conciergerie as well as he knew the hulks in the three ports, he blundered so naturally that the warder had to tell him,
Этот человек, знавший Консьержери так же хорошо, как он знал три каторги, ошибался столь натурально, что надзиратель должен был поминутно указывать ему:
“This way, that way,” till they reached the office.
«Сюда!
Туда!» – покуда они не пришли в канцелярию.
There, at a glance, Jacques Collin recognized a tall, stout man leaning on the stove, with a long, red face not without distinction: it was Sanson.
Тут же Жак Коллен сразу заметил прислонившегося к печи высокого и толстого мужчину, с длинным красным лицом, не лишенным, однако ж благородства, и узнал в нем Сансона.
“Monsieur is the chaplain?” said he, going towards him with simple cordiality.
– Сударь, вы духовник? – сказал он, подойдя к нему с самым простодушным видом.
The mistake was so shocking that it froze the bystanders.
Недоразумение было так ужасно, что присутствующие похолодели.
“No, monsieur,” said Sanson;
“I have other functions.”
– Нет, сударь, – отвечал Сансон, – у меня другие обязанности.
Sanson, the father of the last executioner of that name — for he has recently been dismissed — was the son of the man who beheaded Louis XVI.
Сансон, отец последнего палача, носившего это имя и недавно отрешенного от должности, был сыном палача, казнившего Людовика XIV.
After four centuries of hereditary office, this descendant of so many executioners had tried to repudiate the traditional burden.
Четыреста лет несли Сансоны эту обязанность, и вот наследник стольких палачей попытался избавиться от бремени своего наследства.
The Sansons were for two hundred years executioners at Rouen before being promoted to the first rank in the kingdom, and had carried out the decrees of justice from father to son since the thirteenth century.
Сансоны, руанские палачи, в продолжение двух столетий, до того еще, как заняли эту высокую должность в королевстве, исполняли, начиная с XIII века, от отца к сыну, приговоры судебной власти.
Few families can boast of an office or of nobility handed down in a direct line during six centuries.
Многие ли семейства могут явить пример верной службы или знатности, передававшейся от отца к сыну в течение шести столетий?
This young man had been captain in a cavalry regiment, and was looking forward to a brilliant military career, when his father insisted on his help in decapitating the king.
Молодым человеком достигнув чина капитана кавалерии, Сансон мечтал уже о блестящих успехах на военном поприще, и вдруг отец приказывает ему явиться, чтобы принять участие в казни короля.
Then he made his son his deputy when, in 1793, two guillotines were in constant work — one at the Barriere du Trone, and the other in the Place de Greve.
Позже он сделал сына своим бессменным помощником, когда в 1793 году были установлены два постоянных эшафота: у Тронной заставы и на Гревской площади.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1