6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 505 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

“Supposing we were to send Monsieur de Granville flying ——”
«А что, если бы мы сбросили господина де Гранвиля?»
It was high time for Madame Camusot to vanish.
Госпожа Камюзо ушла вовремя.
The Duc de Chaulieu, one of the King’s prime favorites, met the bourgeoise on the outer steps.
Герцог де Шолье, один из любимцев короля, встретился в подъезде с этой мещанкой.
“Henri,” said the Duc de Grandlieu when he heard his friend announced, “make haste, I beg of you, to get to the Chateau, try to see the King — the business of this;” and he led the Duke into the window-recess, where he had been talking to the airy and charming Diane.
– Анри! – воскликнул герцог де Гранлье, как только доложили о прибытии его друга. – Скачи, прошу тебя во дворец, постарайся поговорить с королем, ведь речь идет… – И он увлек герцога в оконную нишу, где только что беседовал с легкомысленной и обворожительной Дианой.
Now and then the Duc de Chaulieu glanced in the direction of the flighty Duchess, who, while talking to the pious Duchess and submitting to be lectured, answered the Duc de Chaulieu’s expressive looks.
Время от времени герцог де Шолье поглядывал украдкой на сумасбродную герцогиню, которая, разговаривая с благочестивой герцогиней и выслушивая ее наставления, отвечала на взгляды де Шолье.
“My dear child,” said the Duc de Grandlieu to her at last, the aside being ended, “do be good!
– Милое дитя, – сказал наконец герцог де Гранлье, закончив секретную беседу, – будьте же благоразумны!
Come, now,” and he took Diane’s hands, “observe the proprieties of life, do not compromise yourself any more, write no letters.
Послушайте, – прибавил он, взяв руку Дианы, – соблюдайте приличия, не вредите себе в мнении общества, никогда более не пишите!
Letters, my dear, have caused as much private woe as public mischief.
What might be excusable in a girl like Clotilde, in love for the first time, had no excuse in ——”
Письма, дорогая моя, причинили столько же личных несчастий, сколько и несчастий общественных… Что было бы простительно молодой девушке, как Клотильда, полюбившей впервые, нельзя извинить…
“An old soldier who has been under fire,” said Diane with a pout.
– Старому гренадеру, видавшему виды! – надув губки, сказала герцогиня.
This grimace and the Duchess’ jest brought a smile to the face of the two much-troubled Dukes, and of the pious Duchess herself.
“But for four years I have never written a billet-doux.
Эта гримаса и шутка вызвали улыбку на озабоченных лицах обоих герцогов и даже у благочестивой герцогини. – Вот уже четыре года, как я не написала ни одной любовной записки!..
— Are we saved?” asked Diane, who hid her curiosity under this childishness.
Ну, мы спасены? – спросила Диана, которая ребячилась, чтобы скрыть тревогу.
“Not yet,” said the Duc de Chaulieu.
“You have no notion how difficult it is to do an arbitrary thing.
– Нет еще! – сказал герцог де Шолье. – Вы не знаете, как трудно для власти разрешить себе произвольные действия.
In a constitutional king it is what infidelity is in a wife: it is adultery.”
Для конституционного монарха это то же самое, что неверность для замужней женщины.
Прелюбодеяние.
“The fascinating sin,” said the Duc de Grandlieu.
– Скорей грешок! – сказал герцог де Гранлье.
“Forbidden fruit!” said Diane, smiling.
“Oh! how I wish I were the Government, for I have none of that fruit left — I have eaten it all.”
– Запретный плод! – продолжала Диана, улыбаясь. – О, как бы я желала быть правительством, ведь у меня не водится более этих плодов, я все их съела.
“Oh! my dear, my dear!” said the elder Duchess, “you really go too far.”
– О дорогая, дорогая! – сказала благочестивая герцогиня. – Вы заходите чересчур далеко.
The two Dukes, hearing a coach stop at the door with the clatter of horses checked in full gallop, bowed to the ladies and left them, going into the Duc de Grandlieu’s study, whither came the gentleman from the Rue Honore–Chevalier — no less a man than the chief of the King’s private police, the obscure but puissant Corentin.
Оба герцога, услыхав, что к подъезду подкатила карета с тем особым грохотом, какой производят рысаки, осаженные на полном галопе, откланялись дамам и, оставив их наедине, пошли в кабинет герцога де Гранлье, куда в ту минуту входил обитатель улицы Оноре-Шевалье: то был не кто иной, как начальник дворцовой контрполиции, полиции политической, – таинственный и всесильный Корантен.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1