6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 508 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

Jacques Collin killed those two unrivaled spies on purpose, as it were, to make a place for himself.
Жак Коллен убил двух несравненных шпионов, точно он желал очистить себе место.
So, you see, gentlemen, you must give me a free hand.
Надо, как вы изволите видеть, господа, дать мне полную свободу действий.
Jacques Collin is in the Conciergerie.
Жак Коллен в Консьержери.
I will go to see Monsieur de Granville in his Court.
Я поеду к господину Гранвилю в прокуратуру.
Send some one you can trust to meet me there, for I must have a letter to show to Monsieur de Granville, who knows nothing of me.
I will hand the letter to the President of the Council, a very impressive sponsor.
You have half an hour before you, for I need half an hour to dress, that is to say, to make myself presentable to the eyes of the public prosecutor.”
Итак, пошлите туда какое-нибудь доверенное лицо, которое меня там встретит, ибо мне надобно иметь при себе либо рекомендательное письма к господину де Гранвилю, который меня не знает, – кстати письмо это я вручу председателю совета, – либо чрезвычайно внушительного сопровождающего… В вашем распоряжении полчаса времени, так как мне потребуется приблизительно полчаса, чтобы переодеться, то есть стать тем, кем я должен быть в глазах генерального прокурора.
“Monsieur,” said the Duc de Chaulieu,
“I know your wonderful skill.
I only ask you to say Yes or No.
– Сударь, – сказал герцог де Шолье, – мне известны ваши необычайные таланты, я прошу вас лишь сказать: да или нет.
Will you be bound to succeed?”
Отвечаете ли вы за успех?..
“Yes, if I have full powers, and your word that I shall never be questioned about the matter.
– Да, но заручившись самыми широкими полномочиями и вашим обещанием никогда не расспрашивать меня об этом.
— My plan is laid.”
Мой план готов.
This sinister reply made the two fine gentlemen shiver.
Мрачный его ответ вызвал у вельмож легкий озноб.
“Go on, then, monsieur,” said the Duc de Chaulieu.
“You can set down the charges of the case among those you are in the habit of undertaking.”
– Действуйте, сударь, – сказал герцог де Шолье. – Считайте это дело одним из тех, что вам обычно поручаются.
Corentin bowed and went away.
Корантен откланялся вельможам и ушел.
Henri de Lenoncourt, for whom Ferdinand de Grandlieu had a carriage brought out, went off forthwith to the King, whom he was privileged to see at all times in right of his office.
Анри де Ленонкур, для которого Фердинанд де Гранлье приказал заложить карету, тотчас же поехал к королю, так как он мог войти к нему в любое время по праву, присвоенному его должностью.
Thus all the various interests that had got entangled from the highest to the lowest ranks of society were to meet presently in Monsieur de Granville’s room at the Palais, all brought together by necessity embodied in three men — Justice in Monsieur de Granville, and the family in Corentin, face to face with Jacques Collin, the terrible foe who represented social crime in its fiercest energy.
Таким образом, различные, но связанные между собой интересы низших и высших классов общества должны были волею необходимости столкнуться в кабинете генерального прокурора, будучи представлены тремя лицами: правосудие – г-ном де Гранвилем, семья – Корантеном и общественное зло – живым олицетворением необузданной силы, их грозным противником, Жаком Колленом.
What a duel is that between justice and arbitrary wills on one side and the hulks and cunning on the other!
Как страшен поединок правосудия и произвола, заключивших союз против каторги и ее уловок!
The hulks — symbolical of that daring which throws off calculation and reflection, which avails itself of any means, which has none of the hyprocrisy of high-handed justice, but is the hideous outcome of the starving stomach — the swift and bloodthirsty pretext of hunger.
Каторга – вот символ дерзновения, которое попирает всяческий расчет и всяческое благоразумие, не разбирает средств, не прикрывает произвол личиной лицемерия, являя собою гнусный образ вожделеющего голодного брюха – кровавый, скорый на руку бунт голода!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1