6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 52 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

Then the poet’s passion becomes a fine poem in which human proportion is often set at nought.
Страсть поэта становится тогда величавой поэмой, в которой сила человеческих чувств выходит за пределы возможного.
Does not the poet then place his mistress far higher than women crave to sit?
Не ставит ли поэт свою возлюбленную превыше того положения, которым довольствуется женщина?
Like the sublime Knight of la Mancha, he transfigures a peasant girl to be a princess.
Как благородный Ламанчский рыцарь, он преображает поселянку в принцессу.
He uses for his own behoof the wand with which he touches everything, turning it into a wonder, and thus enhances the pleasure of loving by the glorious glamour of the ideal.
Он владеет волшебной палочкой, и все, к чему он прикоснется ею, превращается для него в нечто чудесное, и он возвышает сладострастие, перенося его в область идеального.
Such a love is the very essence of passion.
It is extreme in all things, in its hopes, in its despair, in its rage, in its melancholy, in its joy; it flies, it leaps, it crawls; it is not like any of the emotions known to ordinary men; it is to everyday love what the perennial Alpine torrent is to the lowland brook.
Оттого-то подобная любовь становится образцом страсти: она чрезмерна во всем – в надеждах, в отчаянии, в гневе, в печали, в радости; она царит, она несется вскачь, она пресмыкается, она не схожа ни с одним из бурных чувств, испытываемых заурядными людьми; перед нею мещанская любовь – что ручеек в долине перед бурным потоком в Альпах.
These splendid geniuses are so rarely understood that they spend themselves in hopes deceived; they are exhausted by the search for their ideal mistress, and almost always die like gorgeous insects splendidly adorned for their love-festival by the most poetical of nature’s inventions, and crushed under the foot of a passer-by.
Эти прекрасные художники так редко бывают поняты, что обычно расточают себя в обманчивых надеждах; они увядают в поисках идеальных возлюбленных, они почти всегда погибают, как гибнут под ногами прохожих красивые насекомые, щедро изукрашенные по самой поэтической из причуд природы для пиршества любви, но так и не познавшие любовной страсти.
But there is another danger!
Но есть и иная опасность!
When they meet with the form that answers to their soul, and which not unfrequently is that of a baker’s wife, they do as Raphael did, as the beautiful insect does, they die in the Fornarina’s arms.
Когда им случится встретить тип красоты, родственный им по духу, но нередко скрывающий под своей оболочкой какую-нибудь мещанку, они поступают как прекрасное насекомое, они поступают как Рафаэль: они умирают у ног Форнарины.
Lucien was at this pass.
Люсьен был близок к этому.
His poetical temperament, excessive in all things, in good as in evil, had discerned the angel in this girl, who was tainted by corruption rather than corrupt; he always saw her white, winged, pure, and mysterious, as she had made herself for him, understanding that he would have her so.
Его поэтическая натура, чрезмерная во всем, как в добре, так и в зле, открыла ангела в девушке, скорее коснувшейся разврата, нежели развращенной: она всегда являлась перед ним лучезарной, окрыленной, невинной и загадочной, какой она стала ради него, угадывая, что именно такой он ее хочет видеть.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1