6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 557 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

Is there a fat job on?”
Неужто пахнет жареным?
“I want to begin with a stroke that will beat everything that Bibi–Lupin has ever done.
– Я хочу превзойти с первого же своего шага все, что было самого удачного в работе Биби-Люпена.
I have spoken a few words to the brute who killed Lucien, and I live only for revenge!
У меня состоялся коротенький разговор с чудовищем, убившим моего Люсьена, и я живу только ради того, чтобы отомстить ему.
Thanks to our positions, he and I shall be equally strong, equally protected.
У нас с ним будет равное положение, одинаковое оружие, те же покровители!
It will take years to strike the blow, but the wretch shall have it straight in the heart.”
Мне понадобится несколько лет, чтобы разделаться с этой гадиной!
Но он получит удар прямо в сердце.
“He must have vowed a Roland for your Oliver,” said the aunt, “for he has taken charge of Peyrade’s daughter, the girl who was sold to Madame Nourrisson, you know.”
– А он, верно, и сам думает подложить тебе поросенка от той же свиньи, – сказала тетка. – Ведь он приютил у себя дочь Перада, помнишь ту девчонку, что была продана госпоже Нуррисон?
“Our first point must be to find him a servant.”
– Наша первая задача – это поставить ему слугу.
“That will be difficult; he must be tolerably wide-awake,” observed Jacqueline.
– Трудновато!
Он знает в этом толк, – сказала Жакелина.
“Well, hatred keeps one alive!
– Что же, ненависть помогает жить!
We must work hard.”
Впряжемся в работу!
Jacques Collin took a cab and drove at once to the Quai Malaquais, to the little room he lodged in, quite separate from Lucien’s apartment.
Жак Коллен взял фиакр и поехал на набережную Малакэ в свою келью, где он жил, рядом с квартирой Люсьена.
The porter, greatly astonished at seeing him, wanted to tell him all that had happened.
Привратник, чрезвычайно удивленный его появлением, вздумал рассказывать ему по происшедших событиях.
“I know everything,” said the Abbe.
“I have been involved in it, in spite of my saintly reputation; but, thanks to the intervention of the Spanish Ambassador, I have been released.”
– Я все знаю, – сказал ему аббат. – Меня оклеветали, несмотря на святость моей жизни, но благодаря вмешательству испанского посла я освобожден.
He hurried up to his room, where, from under the cover of a breviary, he took out a letter that Lucien had written to Madame de Serizy after that lady had discarded him on seeing him at the opera with Esther.
И быстро поднявшись в свою комнату, он вынул из-под обложки молитвенника письмо, написанное Люсьеном г-же де Серизи, когда он впал у нее в немилость, показавшись у Итальянцев в ложе Эстер.
Lucien, in his despair, had decided on not sending this letter, believing himself cast off for ever; but Jacques Collin had read the little masterpiece; and as all that Lucien wrote was to him sacred, he had treasured the letter in his prayer-book for its poetical expression of a passion that was chiefly vanity.
В отчаянии, Люсьен, считая себя погибшим навеки, решил не посылать письма; но Жак Коллен прочел этот образец эпистолярного искусства, и, так как каждая строчка, написанная рукою Люсьена, была для него священна, он спрятал письма в молитвенник, высоко оценив поэтические выражения этой тщеславной любви.
When Monsieur de Granville told him of Madame de Serizy’s condition, the keen-witted man had very wisely concluded that this fine lady’s despair and frenzy must be the result of the quarrel she had allowed to subsist between herself and Lucien.
Когда г-н де Гранвиль рассказал ему, в каком состоянии находится г-жа де Серизи, этот столь проницательный человек правильно рассудил, что первопричинаа отчаяния и нервного расстройства знатной дамы кроется в размолвке между нею и Люсьеном, в которой она была повинна.
He knew women as magistrates know criminals; he guessed the most secret impulses of their hearts; and he at once understood that the Countess probably ascribed Lucien’s death partly to her own severity, and reproached herself bitterly.
Он знал женщин, как судья знает преступников, он угадывал самые сокровенные движения их сердца и сразу же подумал, что графиня, должно быть, приписывает смерть Люсьена также и своей суровости и горько себя за это упрекает.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1