6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 63 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

But I do not advise that you should give yourself out to be a foreigner.
— Europe, what do you say?”
Но я думаю, вам незачем слыть иностранкой… Европа, что ты скажешь?
Europe was a perfect contrast to Asie, for she was the smartest waiting-maid that Monrose could have hoped to see as her rival on the stage.
Европа представляла собою совершенно противоположность Азии: то был тип субретки, столь миловидной, что Монтроз не пожелал бы для себя лучшей партнерши на сцене.
Slight, with a scatter-brain manner, a face like a weasel, and a sharp nose, Europe’s features offered to the observer a countenance worn by the corruption of Paris life, the unhealthy complexion of a girl fed on raw apples, lymphatic but sinewy, soft but tenacious.
Стройная, с виду ветреная, с мордочкой ласки, с острым носиком, Европа являла взору утомленное парижским развратом лицо, бледное от питания картофелем девичье лицо с вялой в прожилках кожей, тонкое и упрямое.
One little foot was set forward, her hands were in her apron-pockets, and she fidgeted incessantly without moving, from sheer excess of liveliness.
Ножка вперед, руки в карманах передника, она, даже храня неподвижность, казалось, не стояла на месте, столько было в ней живости.
Grisette and stage super, in spite of her youth she must have tried many trades.
Гризетка и статистка одновременно, она, несмотря на молодость, перебрала, видимо, немало профессий.
As full of evil as a dozen Madelonnettes put together, she might have robbed her parents, and sat on the bench of a police-court.
Вполне возможно, что, развращенная, как все маделонетки взятые вместе, она, обокрав родных, познакомилась со скамьей подсудимых в исправительной полиции.
Asie was terrifying, but you knew her thoroughly from the first; she descended in a straight line from Locusta; while Europe filled you with uneasiness, which could not fail to increase the more you had to do with her; her corruption seemed boundless.
You felt that she could set the devils by the ears.
Азия внушала великий ужас, на вся ее сущность открывалась в одну минуту: она была прямой наследницей Локусты, меж тем как Европа пробуждала тревогу, все возрастающую по мере ее услужливости; распущенности ее, казалось, не было предела; она, как говорят в народе, прошла огонь, и воду, и медные трубы.
“Madame might say she had come from Valenciennes,” said Europe in a precise little voice.
“I was born there — Perhaps monsieur,” she added to Lucien in a pedantic tone, “will be good enough to say what name he proposes to give to madame?”
– Мадам могут быть родом из Валенсьена, я оттуда, – сказала Европа суховато. – Не соблаговолит ли мосье сообщить, как он желал бы именовать мадам? – спросила она Люсьена с самым педантичным видом.
“Madame van Bogseck,” the Spaniard put in, reversing Esther’s name.
“Madame is a Jewess, a native of Holland, the widow of a merchant, and suffering from a liver-complaint contracted in Java.
No great fortune — not to excite curiosity.”
– Госпожа Ван Богсек, – отвечал испанец, тут же переставив буквы в фамилии Эстер. – Мадам – еврейка, родом из Голландии, вдова негоцианта, страдает болезнью печени, вывезенной с Явы… Состояние небольшое, чтобы не возбуждать любопытства.
“Enough to live on — six thousand francs a year; and we shall complain of her stinginess?” said Europe.
– Живет на шесть тысяч франков ренты, и мы будем жаловаться на ее скупость, – сказала Европа.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1