6#

Блеск и нищета куртизанок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Блеск и нищета куртизанок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 71 из 560  ←предыдущая следующая→ ...

She was only just ready when Lucien came, and appeared before him as a newly opened flower.
Едва Эстер успевала окончить туалет, как являлся Люсьен, и она встречала его свежая, как только что распустившийся цветок.
Her only care was that her poet should be happy; she was his toy, his chattel; she gave him entire liberty.
У нее не было другой заботы, как только счастье ее поэта; она была его вещью, иными словами, она предоставляла ему полную свободу.
She never cast a glance beyond the circle where she shone.
Взор ее никогда не устремлялся за пределы мирка, в котором она царила.
On this the Abbe had insisted, for it was part of his profound policy that Lucien should have gallant adventures.
Таков был настоятельный совет аббата, ибо в планы прозорливого политика входило, чтобы Люсьен пользовался успехом у женщин.
Happiness has no history, and the story-tellers of all lands have understood this so well that the words,
“They are happy,” are the end of every love tale.
Счастье не имеет истории, и сочинители любой страны так хорошо это знают, что каждое любовное приключение оканчивают словами:
«Они были счастливы!»
Hence only the ways and means can be recorded of this really romantic happiness in the heart of Paris.
Поэтому нам остается лишь разъяснить, каким образом могло расцвести в центре Парижа это поистине волшебное счастье.
It was happiness in its loveliest form, a poem, a symphony, of four years’ duration.
То было счастье в своем высшем выражении, поэма, симфония, длившаяся четыре года!
Every woman will exclaim,
Все женщины скажут:
“That was much!”
«Как долго!»
Neither Esther nor Lucien had ever said,
Однако ни Эстер, ни Люсьен не сказали:
“This is too much!”
«Слишком долго!»
And the formula,
Да и формула:
“They were happy,” was more emphatically true, than even in a fairy tale, for “they had no children.”
«Они были счастливы» – находила в их любви более ясное подтверждение, нежели в волшебных сказках, потому что у них не было детей.
So Lucien could coquet with the world, give way to his poet’s caprices, and, it may be plainly admitted, to the necessities of his position.
Итак, Люсьен мог волочиться в свете, удовлетворять свои поэтические причуды и скажем откровенно, выполнять обязательства, налагаемые на него положением.
All this time he was slowly making his way, and was able to render secret service to certain political personages by helping them in their work.
Он медленно продвигался на своем пути и тем временем оказывал тайные услуги некоторым политическим деятелям, принимая участие в их работе.
In such matters he was eminently discreet.
Он умел держать это в глубокой тайне.
He cultivated Madame de Serizy’s circle, being, it was rumored, on the very best terms with that lady.
Он усердно поддерживал знакомство с г-жой Серизи и, как говорили в салонах, был с нею в самых коротких отношениях.
Madame de Serizy had carried him off from the Duchesse de Maufrigneuse, who, it was said, had “thrown him over,” one of the phrases by which women avenge themselves on happiness they envy.
Г-жа де Серизи отбила Люсьена у герцогини де Монфриньез, но та, если верить молве, уже им не дорожила, – вот одно из тех словечек, которыми женщины мстят чужому счастью.
Lucien was in the lap, so to speak, of the High Almoner’s set, and intimate with women who were the Archbishop’s personal friends.
Люсьен пребывал, так сказать, в лоне придворного дворянства и был близок с некоторыми дамами, приятельницами парижского архиепископа.
He was modest and reserved; he waited patiently.
Скромный и выдержанный, он терпеливо ожидал своего часа.
So de Marsay’s speech — de Marsay was now married, and made his wife live as retired a life as Esther — was significant in more ways that one.
Таким образом, де Марсе, который к тому времени женился и обрек свою жену на жизнь, сходную с жизнью Эстер, сам того не ведая, высказал истину.
But the submarine perils of such a course as Lucien’s will be sufficiently obvious in the course of this chronicle.
Но тайные опасности в положении Люсьена будут объяснены дальнейшими событиями нашей истории.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1