StudyEnglishWords

4#

Большие надежды. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Большие надежды". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 283 из 515  ←предыдущая следующая→ ...

"Two things I can tell you," said Estella.
- Я могу сказать вам кое-что в утешение, - продолжала Эстелла.
"First, notwithstanding the proverb that constant dropping will wear away a stone, you may set your mind at rest that these people never will—never would, in hundred years—impair your ground with Miss Havisham, in any particular, great or small.
- Во-первых, хотя и говорится, что вода камень точит, вы можете быть уверены, что этим людям никогда - как бы они ни старались - не удастся повредить вам в глазах мисс Хэвишем.
Second, I am beholden to you as the cause of their being so busy and so mean in vain, and there is my hand upon it."
Во-вторых, я вам очень признательна - ведь это из-за вас они суетятся и злобствуют понапрасну!
As she gave it to me playfully,—for her darker mood had been but Momentary,—I held it and put it to my lips.
И она весело протянула мне руку, - грустное настроение ее уже прошло, - а я задержал ее руку и поднес к губам.
"You ridiculous boy," said Estella, "will you never take warning?
- Смешной вы мальчик, - сказала Зстелла, - сколько вам ни тверди - ничего не помогает!
Or do you kiss my hand in the same spirit in which I once let you kiss my cheek?"
Или вы делаете это потому же, почему я когда-то позволила вам поцеловать меня в щеку?
"What spirit was that?" said I.
- А почему вы мне это позволили? - спросил я.
"I must think a moment.
- Дайте подумать.
A spirit of contempt for the fawners and plotters."
Из презрения к интриганам и подлизам.
"If I say yes, may I kiss the cheek again?"
- Если я скажу "да", можно мне снова поцеловать вас в щеку?
"You should have asked before you touched the hand.
- Надо было спросить раньше, чем целовать руку.
But, yes, if you like."
Но все равно, если хотите - пожалуйста.
I leaned down, and her calm face was like a statue's.
Я наклонился к ней, лицо ее было спокойно, как лицо статуи.
"Now," said Estella, gliding away the instant I touched her cheek, "you are to take care that I have some tea, and you are to take me to Richmond."
- А теперь, - сказала Эстелла, отстраняясь от меня, едва я коснулся губами ее щеки, - вы должны позаботиться о том, чтобы мне подали чай, и отвезти меня в Ричмонд.
Her reverting to this tone as if our association were forced upon us, and we were mere puppets, gave me pain; but everything in our intercourse did give me pain.
Мне стало больно, когда она опять заговорила так, словно знакомство наше кому-то угодно и мы всего лишь куклы в чьих-то руках; но встречи с Эстеллой никогда не давали мне ничего кроме боли.
Whatever her tone with me happened to be, I could put no trust in it, and build no hope on it; and yet I went on against trust and against hope.
Как бы она ни держалась со мной, я ничему не верил, ни на что не надеялся и все же продолжал любить ее - без веры и без надежды.
Why repeat it a thousand times?
К чему повторять это снова и снова?
So it always was.
Так было всегда.
I rang for the tea, and the waiter, reappearing with his magic clew, brought in by degrees some fifty adjuncts to that refreshment, but of tea not a glimpse.
Я позвонил, чтобы подали чай, и лакей, представ перед нами со своим волшебным клубком, стал не спеша вносить в комнату принадлежности для этой трапезы, числом не менее пятидесяти, причем до самого чая дело дошло не скоро.
A teaboard, cups and saucers, plates, knives and forks (including carvers), spoons (various), saltcellars, a meek little muffin confined with the utmost precaution under a strong iron cover, Moses in the bulrushes typified by a soft bit of butter in a quantity of parsley, a pale loaf with a powdered head, two proof impressions of the bars of the kitchen fireplace on triangular bits of bread, and ultimately a fat family urn; which the waiter staggered in with, expressing in his countenance burden and suffering.
Постепенно на столе появились: поднос, чашки с блюдцами, тарелки, ножи и вилки (включая самые большие, какими раскладывают жаркое), ложки (всевозможных размеров и фасонов), солонки, одинокая оладья, надежно укрытая тяжелой железной крышкой, кусок полурастаявшего масла, спрятанный в зарослях петрушки, подобно младенцу Моисею в тростниках, худосочная булка с напудренной головой, два треугольных ломтика хлеба с оттисками решетки кухонного очага и наконец пузатый семейный чайник на спирту, под тяжестью которого лакей буквально сгибался, всем своим лицом выражая покорное страдание.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 3 из 5 1