StudyEnglishWords

4#

Большие надежды. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Большие надежды". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 378 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 294 из 515  ←предыдущая следующая→ ...

In my rooms too, with which she had never been at all associated, there was at once the blankness of death and a perpetual suggestion of the sound of her voice or the turn of her face or figure, as if she were still alive and had been often there.
Даже в нашу квартирку, с которой она уж никак не была связана, вошла пустота смерти, и мне постоянно мерещилось то лицо сестры, то звук ее голоса, словно она была жива или при жизни часто здесь бывала.
Whatever my fortunes might have been, I could scarcely have recalled my sister with much tenderness.
Как бы ни сложилась моя судьба, я едва ли стал бы вспоминать сестру с большой любовью.
But I suppose there is a shock of regret which may exist without much tenderness.
Но, очевидно, сожаление может потрясти нас и без любви.
Under its influence (and perhaps to make up for the want of the softer feeling) I was seized with a violent indignation against the assailant from whom she had suffered so much; and I felt that on sufficient proof I could have revengefully pursued Orlick, or any one else, to the last extremity.
Под влиянием его (или как раз за недостатком более теплого чувства) меня охватило бурное возмущение против обидчика, от которого она приняла столько страданий; и я чувствовал, что, будь у меня надежные улики, я бы ни перед чем не отступил, лишь бы Орлик или кто бы то ни было понес заслуженную кару.
Having written to Joe, to offer him consolation, and to assure him that I would come to the funeral, I passed the intermediate days in the curious state of mind I have glanced at.
Отправив Джо письмо со словами утешения и с обещанием непременно быть на похоронах, я провел следующие дни в том странном состоянии духа, которое я только что описал.
I went down early in the morning, and alighted at the Blue Boar in good time to walk over to the forge.
Из Лондона я выехал рано утром и слез с дилижанса у
"Синего Кабана", имея в запасе достаточно времени, чтобы не спеша дойти до деревни.
It was fine summer weather again, and, as I walked along, the times when I was a little helpless creature, and my sister did not spare me, vividly returned.
Снова наступило лето; я шел полями, и в памяти у меня возникали те времена, когда я был маленьким беспомощным мальчуганом и мне так жестоко доставалось от миссис Джо.
But they returned with a gentle tone upon them that softened even the edge of Tickler.
Но возникали они словно за легкой дымкой, смягчавшей даже боль от Щекотуна.
For now, the very breath of the beans and clover whispered to my heart that the day must come when it would be well for my memory that others walking in the sunshine should be softened as they thought of me.
Потому что теперь самый запах дрока и клевера нашептывал мне, что настанет день, когда памяти моей будет отрадно, если в мире живых кто-то, бредущий полями по солнцу, тоже смягчится душою, думая обо мне.
At last I came within sight of the house, and saw that Trabb and Co. had put in a funereal execution and taken possession.
Наконец я завидел впереди наш дом и сразу понял, что Трэбб и Кo хозяйничают там, взяв на себя роль бюро похоронных процессий.
Two dismally absurd persons, each ostentatiously exhibiting a crutch done up in a black bandage,—as if that instrument could possibly communicate any comfort to anybody,—were posted at the front door; and in one of them I recognized a postboy discharged from the Boar for turning a young couple into a sawpit on their bridal morning, in consequence of intoxication rendering it necessary for him to ride his horse clasped round the neck with both arms.
У парадной двери, как часовые на посту, торчали две нелепые унылые фигуры; каждая держала впереди себя костыль, обвернутый чем-то черным, - словно такой предмет мог хоть кому-нибудь принести утешение.
В одной из этих фигур я узнал форейтора, уволенного из
"Синего Кабана" за то, что он вывалил в канаву новобрачных, возвращавшихся из церкви, ибо был до того пьян, что мог держаться на лошади только обхватив ее обеими руками за шею.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 3 из 5 1