StudyEnglishWords

4#

Братья Карамазовы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Братья Карамазовы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 118 из 1024  ←предыдущая следующая→ ...

It was spring, and he spent three days digging the kitchen garden.
Была весна, он все три дня копал гряды в огороде в саду.
The third day was fixed for christening the baby: meantime Grigory had reached a conclusion.
На третий день приходилось крестить младенца; Григорий к этому времени уже нечто сообразил.
Going into the cottage where the clergy were assembled and the visitors had arrived, including Fyodor Pavlovitch, who was to stand godfather, he suddenly announced that the baby "ought not to be christened at all."
He announced this quietly, briefly, forcing out his words, and gazing with dull intentness at the priest.
Войдя в избу, где собрался причт и пришли гости и, наконец, сам Федор Павлович, явившийся лично в качестве восприемника, он вдруг заявил, что ребенка «не надо бы крестить вовсе», – заявил не громко, в словах не распространялся, еле выцеживал по словечку, а только тупо и пристально смотрел при этом на священника.
"Why not?" asked the priest with good-humoured surprise.
– Почему так? – с веселым удивлением осведомился священник.
"Because it's a dragon," muttered Grigory.
– Потому это… дракон… – пробормотал Григорий.
"A dragon?
What dragon?"
– Как дракон, какой дракон?
Grigory did not speak for some time.
Григорий промолчал некоторое время.
"It's a confusion of nature," he muttered vaguely, but firmly, and obviously unwilling to say more.
– Смешение природы произошло… – пробормотал он, хоть и весьма неясно, но очень твердо, и видимо не желая больше распространяться.
They laughed, and, of course, christened the poor baby.
Посмеялись и, разумеется, бедненького ребеночка окрестили.
Grigory prayed earnestly at the font, but his opinion of the new-born child remained unchanged.
Григорий молился у купели усердно, но мнения своего о новорожденном не изменил.
Yet he did not interfere in any way.
As long as the sickly infant lived he scarcely looked at it, tried indeed not to notice it, and for the most part kept out of the cottage.
Впрочем, ничему не помешал, только все две недели, как жил болезненный мальчик, почти не глядел на него, даже замечать не хотел и большею частью уходил из избы.
But when, at the end of a fortnight, the baby died of thrush, he himself laid the child in its little coffin, looked at it in profound grief, and when they were filling up the shallow little grave he fell on his knees and bowed down to the earth.
Но когда мальчик через две недели помер от молочницы, то сам его уложил в гробик, с глубокою тоской смотрел на него и, когда засыпали неглубокую маленькую его могилку, стал на колени и поклонился могилке в землю.
He did not for years afterwards mention his child, nor did Marfa speak of the baby before him, and, even if Grigory were not present, she never spoke of it above a whisper.
С тех пор многие годы он ни разу о своем ребенке не упомянул, да и Марфа Игнатьевна ни разу при нем про ребенка своего не вспоминала, а когда с кем случалось говорить о своем «деточке», то говорила шепотом, хотя бы тут и не было Григория Васильевича.
Marfa observed that, from the day of the burial, he devoted himself to "religion," and took to reading the Lives of the Saints, for the most part sitting alone and in silence, and always putting on his big, round, silver-rimmed spectacles.
По замечанию Марфы Игнатьевны, он, с самой той могилки, стал по преимуществу заниматься «божественным», читал Четьи-Минеи, больше молча и один, каждый раз надевая большие свои серебряные круглые очки.
He rarely read aloud, only perhaps in Lent.
Редко читывал вслух, разве Великим постом.
He was fond of the Book of Job, and had somehow got hold of a copy of the sayings and sermons of "the God fearing Father Isaac the Syrian, which he read persistently for years together, understanding very little of it, but perhaps prizing and loving it the more for that.
Любил книгу Иова, добыл откуда-то список слов и проповедей
«Богоносного отца нашего Исаака Сирина», читал его упорно и многолетно, почти ровно ничего не понимал в нем, но за это-то, может быть, наиболее ценил и любил эту книгу.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1