StudyEnglishWords

4#

Братья Карамазовы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Братья Карамазовы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 365 из 1024  ←предыдущая следующая→ ...

But he had only got up from his bed a quarter of an hour before Alyosha's arrival; his visitors had gathered together in his cell earlier, waiting for him to wake, having received a most confident assurance from Father Paissy that "the teacher would get up, and as he had himself promised in the morning, converse once more with those dear to his heart."
Впрочем, встал он с постели не более как за четверть часа до прихода Алеши; гости уже собрались в его келью раньше и ждали, пока он проснется, по твердому заверению отца Паисия, что «учитель встанет несомненно, чтоб еще раз побеседовать с милыми сердцу его, как сам изрек и как сам пообещал еще утром».
This promise and indeed every word of the dying elder Father Paissy put implicit trust in.
If he had seen him unconscious, if he had seen him breathe his last, and yet had his promise that he would rise up and say good-bye to him, he would not have believed perhaps even in death, but would still have expected the dead man to recover and fulfil his promise.
Обещанию же этому, да и всякому слову отходящего старца, отец Паисий веровал твердо, до того, что если бы видел его и совсем уже без сознания и даже без дыхания, но имел бы его обещание, что еще раз восстанет и простится с ним, то не поверил бы, может быть, и самой смерти, все ожидая, что умирающий очнется и исполнит обетованное.
In the morning as he lay down to sleep, Father Zossima had told him positively:
Поутру же старец Зосима положительно изрек ему, отходя ко сну:
"I shall not die without the delight of another conversation with you, beloved of my heart.
I shall look once more on your dear face and pour out my heart to you once again."
«Не умру прежде, чем еще раз не упьюсь беседой с вами, возлюбленные сердца моего, на милые лики ваши погляжу, душу мою вам еще раз изолью».
The monks, who had gathered for this probably last conversation with Father Zossima, had all been his devoted friends for many years.
Собравшиеся на эту последнюю, вероятно, беседу старца были самые преданные ему друзья с давних лет.
There were four of them: Father Iosif and Father Paissy, Father Mihail the warden of the hermitage, a man not very old and far from being learned.
He was of humble origin, of strong will and steadfast faith, of austere appearance, but of deep tenderness, though he obviously concealed it as though he were almost ashamed of it.
Их было четверо: иеромонахи отец Иосиф и отец Паисий, иеромонах отец Михаил, настоятель скита, человек не весьма еще старый, далеко не столь ученый, из звания простого, но духом твердый, нерушимо и просто верующий, с виду суровый, но проникновенный глубоким умилением в сердце своем, хотя видимо скрывал свое умиление до какого-то даже стыда.
The fourth, Father Anfim, was a very old and humble little monk of the poorest peasant class.
He was almost illiterate, and very quiet, scarcely speaking to anyone.
He was the humblest of the humble, and looked as though he had been frightened by something great and awful beyond the scope of his intelligence.
Четвертый гость был совсем уже старенький, простенький монашек, из беднейшего крестьянского звания, брат Анфим, чуть ли даже не малограмотный, молчаливый и тихий, редко даже с кем говоривший, между самыми смиренными смиреннейший и имевший вид человека, как бы навеки испуганного чем-то великим и страшным, не в подъем уму его.
Father Zossima had a great affection for this timorous man, and always treated him with marked respect, though perhaps there was no one he had known to whom he had said less, in spite of the fact that he had spent years wandering about holy Russia with him.
Этого как бы трепещущего человека старец Зосима весьма любил и во всю жизнь свою относился к нему с необыкновенным уважением, хотя, может быть, ни с кем во всю жизнь свою не сказал менее слов, как с ним, несмотря на то, что когда-то многие годы провел в странствованиях с ним вдвоем по всей святой Руси.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1