StudyEnglishWords

4#

Братья Карамазовы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Братья Карамазовы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 378 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 794 из 1024  ←предыдущая следующая→ ...

They gave him to understand that the attack was an exceptional one, the fits persisting and recurring several times, so that the patient's life was positively in danger, and it was only now, after they had applied remedies, that they could assert with confidence that the patient would survive.
"Though it might well be," added Doctor Herzenstube, "that his reason would be impaired for a considerable period, if not permanently."
Они дали ему понять, что припадок этот был даже необыкновенный, продолжался и повторялся несколько дней, так что жизнь пациента была в решительной опасности, и что только теперь, после принятых мер, можно уже сказать утвердительно, что больной останется в живых, хотя очень возможно (прибавил доктор Герценштубе), что рассудок его останется отчасти расстроен «если не на всю жизнь, то на довольно продолжительное время».
On Ivan's asking impatiently whether that meant that he was now mad, they told him that this was not yet the case, in the full sense of the word, but that certain abnormalities were perceptible.
На нетерпеливый спрос Ивана Федоровича, что, «стало быть, он теперь сумасшедший?», ему ответили, что «этого в полном смысле еще нет, но что замечаются некоторые ненормальности».
Ivan decided to find out for himself what those abnormalities were.
Иван Федорович положил сам узнать, какие это ненормальности.
At the hospital he was at once allowed to see the patient.
В больнице его тотчас же допустили к свиданию.
Smerdyakov was lying on a truckle-bed in a separate ward.
Смердяков находился в отдельном помещении и лежал на койке.
There was only one other bed in the room, and in it lay a tradesman of the town, swollen with dropsy, who was obviously almost dying; he could be no hindrance to their conversation.
Тут же подле него была еще койка, которую занимал один расслабленный городской мещанин, весь распухший от водяной, видимо готовый завтра или послезавтра умереть; разговору он помешать не мог.
Smerdyakov grinned uncertainly on seeing Ivan, and for the first instant seemed nervous.
Смердяков осклабился недоверчиво, завидев Ивана Федоровича, и в первое мгновение как будто даже сробел.
So at least Ivan fancied.
Так по крайней мере мелькнуло у Ивана Федоровича.
But that was only momentary.
For the rest of the time he was struck, on the contrary, by Smerdyakov's composure.
Но это было лишь мгновение, напротив, во все остальное время Смердяков почти поразил его своим спокойствием.
From the first glance Ivan had no doubt that he was very ill.
He was very weak; he spoke slowly, seeming to move his tongue with difficulty; he was much thinner and sallower.Throughout the interview, which lasted twenty minutes, he kept complaining of headache and of pain in all his limbs.
С самого первого взгляда на него Иван Федорович несомненно убедился в полном и чрезвычайном болезненном его состоянии: он был очень слаб, говорил медленно и как бы с трудом ворочая языком; очень похудел и пожелтел.
Во все минут двадцать свидания жаловался на головную боль и на лом во всех членах.
His thin emasculate face seemed to have become so tiny; his hair was ruffled, and his crest of curls in front stood up in a thin tuft.
Скопческое, сухое лицо его стало как будто таким маленьким, височки были всклочены, вместо хохолка торчала вверх одна только тоненькая прядка волосиков.
But in the left eye, which was screwed up and seemed to be insinuating something, Smerdyakov showed himself unchanged.
Но прищуренный и как бы на что-то намекающий левый глазок выдавал прежнего Смердякова.
"It's always worth while speaking to a clever man."
Ivan was reminded of that at once.
«С умным человеком и поговорить любопытно», – тотчас же вспомнилось Ивану Федоровичу.
He sat down on the stool at his feet.
Он уселся у него в ногах на табурете.
Smerdyakov, with painful effort, shifted his position in bed, but he was not the first to speak.
He remained dumb, and did not even look much interested.
Смердяков со страданием пошевельнулся всем телом на постели, но не заговорил первый, молчал, да и глядел уже как бы не очень любопытно.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1