StudyEnglishWords

4#

Братья Карамазовы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Братья Карамазовы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 878 из 1024  ←предыдущая следующая→ ...

Of the envelope, it is true, he had only heard from Mitya himself.
Правда, про пакет с тремя тысячами тоже слышал лишь от самого Мити.
But he described minutely Mitya's exploits in the Metropolis, all his compromising doings and sayings, and told the story of Captain Snegiryov's "wisp of tow."
Зато подробно описал подвиги Мити в трактире
«Столичный город», все компрометирующие того слова и жесты и передал историю о «мочалке» штабс-капитана Снегирева.
But even Rakitin could say nothing positive about Mitya's inheritance, and confined himself to contemptuous generalities.
"Who could tell which of them was to blame, and which was in debt to the other, with their crazy Karamazov way of muddling things so that no one could make head or tail of it?"
Насчет же того особого пункта, остался ли что-нибудь должен Федор Павлович Мите при расчете по имению – даже сам Ракитин не мог ничего указать и отделался лишь общими местами презрительного характера: «кто, дескать, мог бы разобрать из них виноватого и сосчитать, кто кому остался должен при бестолковой карамазовщине, в которой никто себя не мог ни понять, ни определить?»
He attributed the tragic crime to the habits that had become ingrained by ages of serfdom and the distressed condition of Russia, due to the lack of appropriate institutions.
Всю трагедию судимого преступления он изобразил как продукт застарелых нравов крепостного права и погруженной в беспорядок России, страдающей без соответственных учреждений.
He was, in fact, allowed some latitude of speech.
Словом, ему дали кое-что высказать.
This was the first occasion on which Rakitin showed what he could do, and attracted notice.
The prosecutor knew that the witness was preparing a magazine article on the case, and afterwards in his speech, as we shall see later, quoted some ideas from the article, showing that he had seen it already.
С этого процесса господин Ракитин в первый раз заявил себя и стал заметен; прокурор знал, что свидетель готовит в журнал статью о настоящем преступлении и потом уже в речи своей (что увидим ниже) цитовал несколько мыслей из статьи, значит, уже был с нею знаком.
The picture drawn by the witness was a gloomy and sinister one, and greatly strengthened the case for the prosecution.
Картина, изображенная свидетелем, вышла мрачною и роковою и сильно подкрепила «обвинение».
Altogether, Rakatin's discourse fascinated the public by its independence and the extraordinary nobility of its ideas.
Вообще же изложение Ракитина пленило публику независимостию мысли и необыкновенным благородством ее полета.
There were even two or three outbreaks of applause when he spoke of serfdom and the distressed condition of Russia.
Послышалось даже два-три внезапно сорвавшиеся рукоплескания, именно в тех местах, где говорилось о крепостном праве и о страдающей от безурядицы России.
But Rakitin, in his youthful ardour, made a slight blunder, of which the counsel for the defence at once adroitly took advantage.
Но Ракитин, все же как молодой человек, сделал маленький промах, которым тотчас же отменно успел воспользоваться защитник.
Answering certain questions about Grushenka and carried away by the loftiness of his own sentiments and his success, of which he was, of course, conscious, he went so far as to speak somewhat contemptuously of Agrafena Alexandrovna as "the kept mistress of Samsonov."
Отвечая на известные вопросы насчет Грушеньки, он, увлеченный своим успехом, который, конечно, уже сам сознавал, и тою высотой благородства, на которую воспарил, позволил себе выразиться об Аграфене Александровне несколько презрительно, как о «содержанке купца Самсонова».
He would have given a good deal to take back his words afterwards, for Fetyukovitch caught him out over it at once.
Дорого дал бы он потом, чтобы воротить свое словечко, ибо на нем-то и поймал его тотчас же Фетюкович.
And it was all because Rakitin had not reckoned on the lawyer having been able to become so intimately acquainted with every detail in so short a time.
И все потому, что Ракитин совсем не рассчитывал, что тот в такой короткий срок мог до таких интимных подробностей ознакомиться с делом.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1